Николай Селещук «Клад»

Эти необычные иллюстрации изданной в 1986 году белорусским издательством «Юнацтва» книги Змитрока Бядули «Клад» (или «Сокровище») нарисованы белорусским художником Селещуком. Сказок в книжке четыре — Иванушка-простачок, Клад, Музыкант и Блинчик с неба.

Виктор Пивоваров «Скандинавские сказки»

Уникальный сборник народных скандинавских (в данном случае детских, шведских, норвежских и исландских) сказок с иллюстрациями концептуалиста Виктора Пивоварова ранее выходил лишь однажды: в 1982 г. мизерным, по тем временам, тиражом 30 тыс. экземпляров. Книга вышла не в специализированном детском, а в обычном издательстве «Художественная литература», и оформление её было соответствующим: изысканным и эстетским. Издание довольно быстро стало редким, сам Пивоваров в своих воспоминаниях отмечал: «Книга эта высоко ценилась в мире книжных маклеров. В продажу она вообще не поступила и продавалась только по линии специальных партийных распределителей. В обычных интеллигентских домах я ее почти не встречал. Даже не все книжные коллекционеры, которые ухитрялись добывать что угодно и где угодно, ею обладали». Сегодня издательство «Albus Corvus» возвращает читателям редкую книгу почти в первоначальном виде, незначительные изменения в макет были внесены по просьбе художника.

Максим Покалев «Непослушный пират»

«Увидеть мир глазами подростка, оставаясь при этом взрослым, — уникальный дар, которым Гиваргизов обладает вполне. Прибавьте к этому парадоксальность мышления — и получите представление о прозе Артура Гиваргизова» (Ксения Молдавская, газета «Книжное обозрение»).
«Когда после долгой зимы открывают и моют окна, мир внутри дома и снаружи становится ярким, просторным, праздничным — совсем таким, как на картинках Максима Покалева» (Интернет-сайт «Библиогид»).

Leo Lionni «It’s mine!»

Три эгоистичных лягушонка живут на прекрасном острове посреди Радужного пруда. День напролет они спорят и ссорятся — это моя вода! это моя земля! это мой воздух! Но вскоре приходит страшная буря, спастись от которой им помогает большая коричневая жаба. Благодаря ей, лягушки осознают, что гораздо веселее разделять радости вместе друг с другом. В своей небольшой метафоричной притче, Лео Лионни с присущей ему простотой, ясностью, выразительностью дает возможность увидеть себя со стороны и понять, насколько нелепыми и пустыми бывают наши ссоры и обиды.

Анатолий Кокорин «Золотой ключик, или приключения Буратино»

Алексей Николаевич Толстой (1882-1945) — один из крупнейших русских писателей, чрезвычайно разносторонний и талантливый мастер увлекательного повествования, написал в предисловии к своему «Буратино»:
«Когда я был маленький — очень, очень давно, — я читал одну книжку; она называлась «Пиноккио, или Похождения деревянной куклы» (деревянная кукла по-итальянски — буратино). Я часто рассказывал моим товарищам, девочкам и мальчикам, занимательные приключения Буратино. Но так как книжка потерялась, то я рассказывал каждый раз по-разному, выдумывал такие похождения, каких в книге совсем и не было. Теперь, через много-много лет, я припомнил моего старого друга Буратино и надумал рассказать вам, девочки и мальчики, необычайную историю про этого деревянного человечка».
Уже несколько поколений ребят в нашей стране познакомились с весёлым, простодушным и озорным Буратино благодаря чудесным иллюстрациям Анатолия Кокорина.

Вера Хлебникова «Храбрый цветок»

Каждая новая книга с иллюстрациями Веры Митурич-Хлебниковой, наследницы династий Хлебниковых и Митуричей, становится событием для читателей. Правда в нашем случае речь идёт не о новых иллюстрациях, а о переиздании давно любимого многими поэтического сборника Романа Сефа, выходившего в 1991 году.

Ксения Лаврова «Сказки»

Новое и необычное видение сказок Оскара Уайльда представляет читателю художница из Санкт-Петербурга Ксения Лаврова. Сборник из девяти сказок английского автора проиллюстрирован большими полосными иллюстрациями, на которых много узоров, роскошных тканей и изысканных нарядов. Каждая иллюстрация как будто из двух слоев: основная сюжетная картинка ограничена вертикальной рамкой, мотивы и цвета которой перекликаются с основным изображением. Ксения Лаврова не пытается приукрасить тексты, скорее она ведёт сложный диалог с Уайльдом.