Рассказ о царе ас-Синдбаде

Говорят, — а Аллах лучше знает, — начал царь, — что был один царь из
царей персов, который любил веселье, прогулки, охоту и ловлю. И он вос-
питал сокола и не расставался с ним ни днем, ни ночью, и всю ночь он
держал его на руке, а когда отправлялся на охоту, то брал сокола с со-
бою. Царь сделал для сокола золотую чашку, висевшую у него на шее, и по-
ил его из этой чашки. И вот однажды царь сидит, и вдруг приходит к нему
главный сокольничий и говорит: «О царь времени, пришла пора выезжать на
охоту». И царь приказал выезжать и взял сокола на руку; и охотники ехали
до тех пор, пока не достигли одной долины, там растянули сеть для ловли,
и вдруг в эту сеть попалась газель, и тогда царь воскликнул: «Всякого,
через чью голову газель перескочит, я убью».

И охотники сузили сеть вокруг газели, и вдруг газель подошла к царю
и, оставаясь на задних ногах, передние сложила на груди, как бы целуя
перед царем землю.

И царь кивнул газели головой, а она прыгнула через его голову и убе-
жала в пустыню. И царь увидел, что вся свита перемигивается, и спросил:
«О везирь, что они говорят?» И везирь ответил: «Они говорят, что ты ска-
зал:

«Всякий, через чью голову газель перескочит, будет убит». И тогда
царь воскликнул: «Клянусь моей головок, я буду преследовать ее, пока не
приведу!» И царь поехал по следам газели и неотступно скакал за ней по
горам.

А она хотела войти в чащу, и тогда царь спустил за ней сокола, и со-
кол бил ее крыльями по глазам, пока не ослепил и не ошеломил. И царь вы-
нул дубинку и ударил газель и повалил ее, и потом он сошел и прирезал
газель и, сняв с нее шкуру, привесил ее к луке седла. А было время полу-
денного отдыха, и в зарослях, пустынных к высохших, нельзя было найти
воды. И царь почувствовал жажду, и конь захотел пить, — и тогда царь
покружил и увидал дерево, с которого текла вода, точно масло. А на руках
у царя были надеты рукавицы из кожи, и он взял чашку с шеи сокола и на-
полнил ее этой водой. Он поставил перед собой чашку, но сокол вдруг уда-
рил ее крылом и опрокинул; и тогда царь поднял чашку и стал набирать
второй раз в нее стекавшее масло, пока не наполнил. Он думал, что сокол
хочет пить, и поставил перед ним чашку, но сокол опять ударил ее и опро-
кинул. И царь рассердился на сокола и в третий раз наполнил чашку и пос-
тавил ее перед конем, но сокол снова опрокинул чашку крылом. И тогда
царь воскликнул: «Да накажет тебя Аллах, о злосчастнейшая птица! Ты ли-
шила питья и меня, и коня, и себя самое!» — и, ударив сокола мечом, он
отрубил ему крылья.

И тогда птица стала подымать голову, говоря знаками: «Посмотри, что
на вершине дерева». И царь поднял глаза и увидел на дереве детеныша
ехидны, а та жидкость была его ядом. И раскаялся царь, что отрубил соко-
лу крылья, и поднялся, и сел на коня, и поехал, взявши с собою газель, и
достиг шатра со своею добычей. Он отдал газель повару и сказал: «Возьми
ее и изжарь!», а потом он сел на престол, и сокол был на его руке. И
вдруг птица испустила крик и умерла; и царь закричал от печали и горя,
что убил сокола, после того как тот спас его от гибели. Вот и все, что
было с царем ас-Синдбадом».

Услышав слова царя Юнана, везирь сказал: «О царь, высокий саном, что
же сделал мне врач дурного? Я не видел от него зла и поступаю так только
из жалости к тебе, чтобы ты знал, что мои слова верны, а иначе ты погиб-
нешь, как погиб везирь, который строил козни против сына одного из ца-
рей». — «А как это было?» — спросил царь Юнан.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.