Поля Плавинская "Фантастические животные"

Поля Плавинская «Фантастические животные»

Ягнята, вырастающие из земли, кракены, повелители морских глубин, василиски, вылупляющиеся из яиц, снесенных петухом, а высиженных жабой, рожденные от огня фениксы и прочие чупакабры, населявшие этот бренный мир задолго до того, как Джоан Роулинг придумала его заново. Художнице Поле Плавинской было где разыграться — и она создала рисунки как будто детские, но со взрослой иронией, где полосные иллюстрации сменяются мельтешением мелких фантастических существ, словно позаимствованных из средневековой иллюминации.

Maurice Sendak «Let’s Be Enemies»

Джеймс был моим другом. Но сегодня он мой враг.

Джеймс и Джон — лучшие друзья — или, по крайней мере, были ими раньше. Они делили крендели, зонтики и даже ветрянку. Теперь же Джеймс всегда хочет всем верховодить, а Джон отказывается его слушаться. Больше он ему не друг! Но когда Джон идет к дому Джеймса, чтобы сказать ему об этом, происходит нечто неожиданное.

Linda Wolfsgruber «A daisy is a daisy is a daisy»

Многих девочек называют в честь цветов (или даже в честь самого определения, например Флорой). Это вдохновило художницу Линду Вольфсгрубер на создание этой совершенно очаровательной книги. Фантазийные воздушные рисунки цветов подписаны именами девочек на самых разных языках. И читатель может узнать, что, например, Гюль на турецком языке означает «роза», но на испанском роза останется Розой, а на греческом превратится в Роданту.

В книге можно найти самые разные цветы — розу, вереск, лютик, подсолнечник, ландыш, маргаритку, колокольчик, подснежник, гиацинт, мирт, ромашку, вишню, жасмин, фиалку, тюльпан, мак…

Это очень красивая книга для всех, кто увлекается ботаникой, происхождением имен или мастерством книжной иллюстрации.

Anthony Browne «Охота на медведя»

Это первое явление на русском языке одного из лучших — и признаемся честно и сразу, самых странных — английских художников конца прошлого века. В своих ярких, гиперреалистичных, нарочито крупных иллюстрациях Браун переосмысляет классические сказочные сюжеты: так, в одной из книг в Зазеркалье у него попадает маленький мальчик, в другой – мальчик, отправившийся с пирогом к бабушке, идет через лес, пугается, превращается в Красную шапочку, но так и не встречает волка. В общем сказка всегда выворачивается так, чтобы не подчеркнуть детские страхи и одиночество, а выйти из них, словно из темного леса. Именно это и происходит в, пожалуй, самой детской книге Брауна (и еще одной из первых, 1979 года) — «Охота на медведя». Ее название и зачин отсылают нас к известной американской детской песенке, мы, кстати, тоже хорошо знаем ее по книжке Майкла Розена «Идем ловить медведя». Медвежонок выходит гулять, за ним идут двое охотников, но у него есть карандаш, и он рисует им невинные ловушки, а себе — пилу, чтобы выйти из клетки, и птицу, чтобы улететь из западни. Книги Брауна, впрочем, не только о том, что из любой западни можно выйти — он оставляет читателю возможность выбрать вариант мира: зарисован ли он уже до последнего уголка, или мир — это чистый лист бумаги, куда каждый может придти со своим карандашом.

Генрих Вальк «Адам и Отка»

В 1974 году Вальк проиллюстрировал сборник замечательного чешского писателя Богумила Ржиги, которого сегодня, кажется, незаслуженно забыли. По крайней мере, я переизданий с его произведениями не встретила. В книге три повести – «Поездка Гонзика в деревню», «О самолетике Стриже» и «Адам и Отка»; герои всех историй – веселые, любознательные ребята от пяти до десяти лет, с которыми происходят разного рода забавные недоразумения и приключения. Но главное – во всех этих историях есть привкус какого-то настоящего детства, свободного и бесшабашного. И пусть многие детали устарели и исчезли из нашей жизни навсегда (например, бумажные письма, трамвайные билетики и телефонные трубки на проводе), ситуации, в которые попадают непоседливые ребята, знакомы и понятны современному ребенку. И приключения героев с равным успехом могли произойти в любой другой эпохе, а не только в социалистической Чехословакии.

Художник детской книги. Герман Мазурин

Больше пятидесяти лет художник работает в издательствах; книг, проиллюстрированных им, очень много, не считая многочисленных рисунков для журнальной продукции. Герман Мазурин много путешествует и всюду берёт с собой альбом — свою записную книжку впечатлений и наблюдений. По уверению мастера, рисовать в альбоме — его самое любимое занятие. «Постоянное рисование с натуры держит меня в форме и даёт возможность использовать увиденное в сочинении иллюстраций».

Nicholas Mordvinoff «Finders Keepers»

Коротенькая история о двух собаках, которые нашли кость и не смогли ее поделить. Договориться между собой они не могут, поэтому пристают ко всем проходящим мимо с просьбой их рассудить. Прохожие же вместо этого вытворяют нечто странное. «Да кому вообще нужна эта кость, у меня есть кое-что получше», — говорит фермер и бросает псам сена. «Да кому вообще нужна эта кость, лучше выслушать добрый совет», — делится с ними коза. «Да кому вообще нужна эта кость, лучше быть опрятным и красивым», — глубокомысленно замечает парикмахер и обривает несчастных собак почти наголо. В конце появляется большой злобный пес, пытается злосчастную кость украсть, все втроем дружно дерутся, и наши герои, отвоевав свой трофей обратно, понимают наконец, что поделиться друг с другом было бы пожалуй чуть более эффективным способом разрешить этот спор.

Георгий Нарбут «Война грибов»

Грибное царство у Нарбута узнаваемо, в какой-то мере реалистично, но вместе с тем несет в себе изрядную долю сказочности. С одной стороны, это мир, зарисованный пристрастным исследователем, ботаником и энтомологом, детально фиксирующим характерные точные признаки растения или насекомого – а Нарбут все детство провел, пристально разглядывая и зарисовывая всевозможные цветы и травы. С другой, на всю эту натуралистичность накладывается совсем иная стилистика – архитектура, костюмы, узоры и орнаменты явно русские, а некоторые персонажи, вояки и бояре, облик имеют вполне человеческий. Две реальности здесь плотно перемешаны и очень причудливо друг с другом взаимодействуют. То ли это человеческие строения, несущие в себе природные элементы, то ли грибы с искусно вырезанными арками сводов и наличниками.

Jozef Baláž «Tri víly na salaši»

Сказки, включенные в книгу «Три феи в шалаше», создавались медленно. Их основным источником были люди, с которыми автор Антон Хабовштяк познакомился во время изучения диалектов Липтовской области на севере Словакии.

Главными героями большинства этих сказок являются пастухи и дровосеки, проживающие в этом регионе, смелые и простодушные.

Александр Дейнека «Парад Красной Армии»

В начале 1920-х годов А. Дейнека начал сотрудничать с журналами «Безбожник у станка», «У станка», «Прожектор», «Красная Нива». В его иллюстрациях новый мир, здоровый и светлый, активно противостоит старому, больному миру. Рисунки художника в эти годы отличают созвучные времени повышенный графизм, сдержанный колорит, ритмичность, использование локальных цветов. В конце двадцатых А. Дейнека приступает к работе над рисунками к детским книгам и журналам. Одной из первых его работ стала книга «Про лошадей». В 1928-29 гг. Дейнека сотрудничает с детским журналом «Искорка», сопровождает своими иллюстрациями книги Агнии Барто, Николая Асеева. Книг, вышедших с его иллюстрациями не так много, но все они ярко и звучно отражают то, наполненное громкими событиями, время. Потому и вошли они в золотой фонд отечественной книжной иллюстрации.