В книге я следую за автором

В холодный зимний день 23 января 1941 года в Москве в семье служащих родился мальчик. Ещё до его рождения мамин брат, дядя Боря, передал сестре книгу Ч. Диккенса «Приключения Оливера Твиста» с дарственной надписью: «Моему будущему племяннику или племяннице». Тогда он не мог знать, что родится мальчик, которому впоследствии суждено стать одним из ведущих книжных иллюстраторов современности. Михаил Фёдоров — имя, которое навсегда вписано в историю советской и российской книжной иллюстрации, станковой графики, плаката и дизайна… А та самая книга, подаренная дядей, до сих пор хранится в личной библиотеке художника.

«Рождественская песнь» Чарльза Диккенса в иллюстрациях — от Джона Лича до Артура Рэкхема

Каждый декабрь мы начинаем обратный отсчет времени; украшаем елку, достаем с антресолей – или откуда вы их достаете, – все эти новогодние игрушки и гирлянды, зажигаем свечи, запекаем гусей, нарезаем бесконечные салаты — и призываем в семейный круг своих рождественских духов, провожая минувшее, примиряясь с настоящим и встречая новый этап своей жизни. Уникальная особенность этого праздника – объединять людей самых разных вероисповеданий и национальностей, сплетать воедино церковные и народные обычаи, преображать наиболее мрачное и тяжелое время года, — вероятно, и породила тот самый неуловимый дух Рождества, за который мы так его любим.

Лучшие книги 2018 года — выбор иллюстраторов

Традиционно попросили рассказать о наиболее значимых книжках или книжных проектах уходящего года самых пристрастных и вовлеченных участников этого волнующего нас процесса — художников и книжных иллюстраторов. Таким способом хотим подвести итоги этого очень богатого на тематические события года — и тут, вероятно, не обойтись без упоминания о важнейшем из них — присуждении Игорю Олейникову Премии имени Г.Х.Андерсена.

Плыть по течению

С самого раннего детства, читая и рассматривая книжку, мы попадаем в систему сказочных координат, где в темном лесу обязательно кто-то прячется, за горами находятся недосягаемые царства, а в море и в воздухе герои попадают во власть стихий. Понятно, что у каждого сказочного ландшафта, так же как и у других составляющих сказки, есть свой символизм и свои фольклорные корни. Но нам как читателям важнее собственные ощущения и ассоциации, то, что вырастает в нашем воображении на фоне книжного пейзажа. И иллюстратор здесь — тот самый волшебник, который оживляет картинку, смещая акценты по своему усмотрению; в его силах сделать главным действующим лицом что-то нематериальное или неодушевленное, неконкретное и даже неживое. Например, он может сделать стержнем повествования реку, словно заставляя ее рассказывать историю от своего имени.

Книжная графика: Крис Риддел

Крис Риддел, один из самых востребованных современных британских иллюстраторов, за свою карьеру проиллюстрировал более ста пятидесяти книг и получил три медали Кейт Гринуэй — престижнейшей британской премии. Несмотря на сумасшедшую популярность и работу с такими знаменитостями как Нил Гейман и Джоан Роулинг, Риддел уже больше двадцати лет раз в неделю отправляет политические карикатуры в газету «The Observer», находит время для поездок по библиотекам и ежедневно рисует в скетчбуке.

Кей Нильсен

21 июня 1957 года в Лос-Анджелесе в полной безвестности умер датский художник Кей Нильсен. Последние годы они вместе с женой Уллой жили очень бедно, и, чтобы как-то сводить концы с концами, Нильсен разводил кур и расписывал стены церквей, школ и библиотек. Похоронная служба проходила под одной из его фресок в первой конгрегационной церкви в Лос-Анджелесе. Улла умерла через год. Перед смертью она передала все рисунки мужа другу семьи, который пытался пристроить их в музей, но ни в США, ни в Дании они оказались никому не нужны. И только в 70-е годы о Кее Нильсене снова заговорили, а за оригиналами его иллюстраций стали гоняться коллекционеры.

Флоор Ридер: «Я готова на любое сумасшествие»

Не так давно в издательстве «Самокат» вышла «Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье» с иллюстрациями голландки Флоор Ридер. До этого мы уже имели возможность познакомиться с творчеством Флоор благодаря «Белой вороне», выпустившей две нон-фикшн книги в ее оформлении: «Загадка жизни и грязные носки Йоса Гротьеса из Дрила» и «Чудо — ты и триллионы твоих жильцов». У себя на родине Флоор собрала все главные книжные награды, но продолжает работать как заведенная: приезжает в студию каждый день, рисует книжку про космос и мечтает о кошачьей энциклопедии. Анастасия Макарова побывала в студии художницы на севере Амстердама и поговорила с ней о работе над «Алисой», о планах на будущее и о детских книгах в целом.

Премия Андерсена 2018: победа Игоря Олейникова и другие номинанты

26 марта были объявлены лауреаты Премии Х.К.Андерсена, самой престижной награды в области детской литературы. Премия была учреждена в 1956 году Международным советом по детской и юношеской литературе ЮНЕСКО. Она присуждается раз в два года и приурочена ко второму апреля — дню рождения Ханса Кристиана Андерсена.

«Вольфганг Амадей Моцарт. Светлый ангел» Виктории Фоминой

Золотистый жизнерадостный свет, мелодии клавесина и музыкальной шкатулки, запах старого кукольного театра и гул карнавала — все это как будто прорывается в реальность, стоит открыть книгу о Моцарте с иллюстрациями Виктории Фоминой. Книги Виктории издаются на китайском, французском, немецком, корейском, итальянском, среди ее наград — «Золотое яблоко» Братиславской биеннале и «Золотое перо» с выставки в Белграде. Удивительно, но история создания «Моцарта» началась с заказа китайского издательства, потом книга выходила в США и Греции и теперь наконец-то появилась в России с текстом Сергея Георгиева. Виктория немного рассказала нам о том, как работала над книгой, и почему мир композитора и его музыки получился именно таким.

Изабель Арсено «Луи среди призраков»

Не так давно в издательстве «Белая ворона» вышла уже вторая совместная книга Изабель Арсено и Фанни Бритт «Луи среди призраков». Первая, «Джейн, лиса и я», собрала несколько наград в Канаде (и Изабель, и Фанни из Квебека) и в 2013 году вошла в десятку лучших иллюстрированных книг по версии «Нью-Йорк Таймс».В обеих книгах авторам с невероятно пронзительной точностью удалось поймать тот момент, когда мы уже перестаем быть детьми, но еще не становимся взрослыми. И «Джейн», и «Луи» — это истории про то, как сложно жить с оголенной душой, с широко открытыми на мир глазами. Каким образом художник может передать это на бумаге? Мы спросили об этом у самой Изабель.