Платон Швец «Принцесса на горошине»

Эту чудесную сказку Г.-Х. Андерсена иллюстрировал для вас молодой ленинградский художник Платон Юрьевич Швец.
Любовь к сказкам и чудесным историям, желание очутиться в волшебном мире еще в раннем детстве заставили Щвеца взяться за карандаш. Изображать свои и иллюстрировать чужие фантазии — и поныне любимое занятие художника.
Еще в годы учебы в Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Швец делал литографии к сказкам Киплинга, а также к «Барону Мюнхгаузену». Серия литографий на сюжеты волшебных сказок Ш. Перро была его дипломной работой. После окончания института Швец работает как художник график. За это время вышли с его иллюстрациями такие книжки для детей, как «Иголкины братья», «Северная гостья», «Жили-были» (сказки народов мира), «Сказки Пьерретты», «Сказки Ш.Перро» и другие, а также эстампы на сказочные темы.
«Принцесса на горошине» — первое обращение художника к Андерсену. Сказочные герои здесь предстают перед нами убедительно достоверными, как бы портретными. И мир, в котором они действуют, как всегда в рисунках Швеца, очень пестрый, насыщенный многочисленными подробностями. Как будто художник хочет сказать: «Вот как это все было на самом деле!».

Анатолий Кокорин «Ах, мой милый Августин»

Стоит на столе чудесный горшочек, весь увешанный бубенчиками, и играет нехитрую песенку:
Ах, мой милый Августин,
Августин, Августин…
Ах, мой милый Августин,
Всё прошло, всё прошло!
Если подержать руку над паром, поднимающимся из горшочка, то можно узнать, какое кушанье готовит любой человек в городе. А ещё можно услышать старую-старую сказку о принцессе и свинопасе…

Катерина Штанко «Аленький цветочек»

Электронные средства существенно облегчают моделирование и изготовление книги. Хотя меня беспокоит то, что когда рисуешь иллюстрацию с помощью компьютера, то ее словно и не существует. Если вдруг что-то случится с компьютером, рисунок просто исчезнет. Другое дело — бумага. Прикосновение карандаша, кисти к бумаге, картону, полотну создает определенную магию. Даже отдельные «ошибки» художника лишь обогащают его творческую манеру, личный почерк.