Никитина Т.Ю. «Особенности иллюстрирования различных типов изданий»

Randolph Caldecott «The Panjandrum picture book»

Что такое иллюстрированная книга? Это предмет, с которым хочется общаться, получая эстетическое удовольствие. Предмет, завоёвывающий наше внимание, открывающий, удивляющий, увлекающий в своё особое пространство.

В последнее время тема иллюстрации и иллюстрирования становится всё актуальнее. Предлагаются разнообразные версии обучения. Это правомерно потому, что иллюстрация существует сейчас в очень разных проявлениях. В каждом деле, тем не менее, нужны базовые знания, основание, на котором можно построить любой дом. И здесь ничем не заменимо знакомство с мировыми тенденциями в иллюстрации, с широким спектром подходов, со всем разнообразием техник рисованной иллюстрации, а так же способов их комбинирования с цифровыми технологиями.

Очень важно эстетическое воспитание на лучших примерах отечественной и зарубежной иллюстрации и практика и методика иллюстрирования конкретных изданий. Здесь пойдёт разговор о рисованной книге — произведении искусства и арт — объекте. Эту роль она оставит за собой в здоровой конкуренции с электронной книгой. Эта планка преодолевается книгой для детей и подростков — именно в детской книге художник сегодня может ставить и решать творческие проблемы огромного диапазона.

Таким образом, речь в дальнейшем пойдёт в основном о книге для детей, так как львиную долю иллюстрированных изданий она берёт на себя.

Основное внимание курса уделяется практическим занятиям. Приобретение методических, технических навыков работы с книгой и освоение аксиом искусства иллюстратора в процессе общения с ведущим преподавателем, создание креативного портфолио, и эстетическое воспитание, разговор о стиле и стилизации, смыслообразовании, методах изображения, образе и метафоре а так же путешествия к истокам и истории иллюстрации — всё это и многое другое входит в программу курса.

Как особая форма выражения, иллюстрированная книга складывается из взаимодействия разных составляющих книжного организма. Существенна разница между сложноструктурными книгами и книгами с рисованными иллюстрациями, как правило по структуре не сложными (хотя и здесь возможны варианты различных комбинаций.)

Очень важен вход в книгу. Сразу можно оговориться, что в разных изданиях возможна бесконечная вариативность, но традиционно он подразделяется на четыре – пять этапов. Переплёт – форзац – авантитул – титул – спусковая полоса (или разворот).

Если книга состоит из нескольких частей, то каждая часть начинается с шмуцтитула. После него следует спусковая полоса.

Если речь идёт о драматургическом поизведении, то в нём всегда присутствует полоса или разворот, знакомящий нас с действующими лицами и исполнителями. И здесь возможны самые неожиданные решения.
Как правило завершает книгу концевая полоса.

После которой следует оглавление и выходные данные.

Все эти составляющие книжного организма (а так же вспомогательные средства – колонтитул, колонцифра, подзаголовки, подглавки и проч.), помогают читателю сориентироваться в книге. Все они в сочетании с зрительным рядом, который несёт на себе несколько функций, создают единый, цельный организм.

Какие же функции берёт на себя иллюстрация? По этому поводу существуют различные мнения и вот только самые полярные из них:

«Мы держимся того мнения, что иллюстрировать содержание следует только в тех случаях, когда читатели встречаются или с совершенно незнакомыми им предметами, или с такими комбинациями предметов, которые недоступны их воображению. Иначе что же останется для самодеятельности детей при чтении, если даже за чужой мыслью, за мыслью автора, они будут следить не своим умом, а умом вмешавшегося в процесс их внутренней работы художника? Ведь таким образом они будут не приучаться, а отучаться от самостоятельного чтения?.. В данном случае художник оказал бы поистине медвежью услугу молодой развивающейся мысли».

А вот противоположное мнение:

«Иллюстрация к художественному произведению не только не убивает самостоятельного мышления ребенка, а напротив дает ему новую, более конкретную пищу. Всякий ребенок (да и взрослый) гораздо больше выводов может сделать, если не только прочтет какое-нибудь произведение, но и увидит, как другой человек – в данном случае художник иллюстратор – представлял себе мысль автора. Самое несогласие со способом изображения этой мысли художником будет служить исходным пунктом для весьма ценной и самостоятельной умственной работы такого рода, какой не было бы, если бы читатель не видал иллюстраций этого художника.»

Что касается современной иллюстрации то синонимия – т. е. буквальное изображение текстового сообщения, является одной из 16 способов смыслообразования , т.е. отношения иллюстратора и автора чрезвычайно усложнились и все эти споры отменяются, поскольку иллюстрация давно вышла за рамки простого, буквального следования тексту. На первый план в современной книге выходит концепция издания в целом, и как часть этой концепции – иллюстрация, предлагающая зрительный ряд определённого формата, т.е. стилистически, пластически и композиционно подчинённый концепции издания. В концепции тоже мало произвольного – она во многом зависит от категории читателя, на которого рассчитана, она должна быть адекватна тексту, хотя может предлагать ироническое, символическое, сатирическое, философское, ассоциативное, аллегорическое и проч. прочтение.

Таким образом, иллюстрация в книге – давно уже не сопровождение и не украшение, а способ узнавания и раскрытия текста с разных сторон, а так же способ его дополнения и соавторства с ним.­­­ Она субьективна, так как наделена индивидуальностью художника, и чем эта индивидуальность ярче, тем интереснее её прочтение. Чем богаче и сложнее мир, который предлагает нам автор – иллюстратор, чем он убедительнее и совершенней пластически – тем больше поводов для размышлений. Книга становится любимой тогда, когда мы размышляем о ней и возвращаемся к ней в разные периоды жизни, и каждый раз она даёт нам новую пищу для размышлений и помогает понять то. что происходит в нашей жизни – откровения в искусстве для тех, кто их умеет считывать, не заменимы ничем.

Художник книги уже давно стоит на одной ступени с автором и этот союз, когда он органичен рождает тот предмет, который мы с удовольствием бережём несколько поколений, передавая детям по наследству. Это началось с появлением детской иллюстрированной книги и процесс этот идёт повсюду и продолжает углубляться.

Вот что рассказывает о тенденциях в европейской иллюстрации французская художница Беатрис Вейон: «наряду с классической иллюстрацией набирает силу совсем другая — нонконформистская, иногда чрезвычайно сложная, иногда примитивная, но всегда такая, над которой и взрослые и дети будут долго ломать голову, считывать символы, разбираясь, что к чему. Во Франции есть ряд авторов, чьи работы выставляются в галереях и уже не воспринимаются как иллюстрации к книгам, это скорее полноценные произведения искусства, сложные, может быть, даже не совсем детские. Эти иллюстраторы ездят по всевозможным международным фестивалям и ярмаркам, представляя Францию, они же выставляются на местных салонах, которых в стране очень и очень много (например, один из крупнейших салонов в Европе Salon du livre et de la presse jeunesse à Montreuil), они же делят между собой многочисленные премии в области иллюстрации». «За последние тридцать лет, — говорит Вейон, — сильно изменились возрастные категории: дети взрослеют гораздо раньше, но все дольше и дольше остаются инфантильными, вплоть до 20 лет воспринимаются обществом как подростки. Во Франции это уже не дети даже, аadulescents (adulte + adolescent = взроподростки; французские кидалты помещаются в возрастных рамках от 18 до 25. —Примеч перев.)».

Интерес к детской или квазидетской иллюстрации в Европе — как раз признак достижения того уровня, когда взрослые люди (для которых, по большому счету, и проводятся все эти фестивали и выставки) могут себе позволить увлечься детскими картинками.

Историческая справка

Первая книга для детей родилась у путешественника и странника Яна Каменского в 1658 году и называлась «Мир в картинках». Она была снабжена проникновенным поясняющим текстом и имела множество подражателей. С этого момента началась революция в сознании. В Англии появляется первый детский издатель Джон Ньюбери. Он снабжает свои книги очень остроумными названиями с которыми даже самые дешёвые издания пользуются успехом у публики.

«Степка-Растрепка», иллюстрации Гофмана

По началу детская книга иллюстрировалась гравированными картинками. Гравировальное искусство к началу 18 столетия достигло уже очень высокой степени развития и давно уже стало самостоятельною отраслью искусства. Но для детских книг считалось достаточным простое, незамысловатое исполнение, и художественно иллюстрированных детских книг до первой половины 18 века мы не знаем. Только дальнейшее развитие детской литературы привлекает, наконец, к ней внимание настоящих художников и заставляет их приняться за более тщательное и художественное иллюстрирование книги, предназначенной для детей. К 40-м годам 19 века относится появление в Германии одной книжки с картинками, не отличающейся ни художественными, ни литературными, ни педагогическими достоинствами,- тем не менее ставшей одной из самых распространенных детских книг в Германии и не замедлившей перейти к нам. Это знаменитая книга «Степка-Растрепка», принадлежащая перу не художника, а д-ра медицины Гофмана, родилась в Германии в 1845 году.

К 60-м годам 19 века иллюстрация становится уже совершенно необходимою принадлежностью детской книги, а в книге для детей младшего возраста иллюстрация в красках скоро выходит на первый план. Появляются новые издательские фирмы, делающие своей специальностью издание таких книг, — с 60-х годов за это дело берутся Вольф, Исаков, Колесов и Михин в Петербурге, позже Битепаж и Бернд в Одессе.

А между тем на Западе гораздо раньше в этой области началось новое движение. Был поставлен вопрос о воспитании эстетического чувства детей, о литературе для детей — произведениях, рассчитанных на детское восприятие. Были созданы все условия, чтобы детская книга превратилась в прекрасную принцессу. Это движение возникло в Англии под влиянием Рёскина и его ближайших последователей. Наиболее известными, выдающимися художниками для детей были Рандольф Кальдекот и Вальтер Крэн.

Walter Crane «Little Queen Anne»

Детская книга из Англии перекочевала в Германию, Францию, Впервые детская аудитория стала подразделяться на возрастные группы – малыши и подростки – всё это находило отражение в ассортименте. Стихи и песенки, басни о животных, сказки — Шарль Перро, Братья Гримм, Андерсен, а так же многочисленные азбуки — всё это издавалось в Европе с мыслью, что глаз является главным органом для восприятия мысли. Наконец, в плохих репродукциях и переводах образцы детской книги нового поколения появляются в России, на нашем книжном рынке в изданиях Вольфа, Сытина, Гроссмана, Кнебеля и других.

Первая детская книга, иллюстрированная настоящими русскими художниками называлась «Сказки Кота Мурлыки». Эта книга вышла впервые в 1872 году со снимками с рисунков, специально для нее исполненных художниками Зичи, бар. Клодом, Волковым и др.

Переворот в области детской книги в России начался с того момента, когда литографическое искусство у нас поднялось настолько, что могло уже соперничать с иностранными образцами. Появились первые художественные хромолитографии. И вслед за этим родилось художественное издание серии русских народных сказок, рисунки к которым были исполнены художником Билибиным. Его поддержали многие именитые художники – Васнецов, Малютин, Рябушкин, Бенуа.

Иван Билибин «Русские народные сказки»

В 20-е годы ХХ столетия книжная иллюстрация испытывает влияние новейших течений в искусстве (кубизм, футуризм, декоративно- прикладное искусство, фотография, плакат). Язык изображения упрощается, заимствуются технические и пластические приёмы, такие как коллаж, фотомонтаж и пр. Страница книги постепенно становится полем для игры, где слово и изображение взаимодействуют, взаимопроникают и комбинируются. Появляются малоформатные книги для игр, вырезания, раскрашивания, театрального действия.

Следующий подъём в детском книгоиздании можно отнести к периоду возникновения издательства «Детская литература». Его история – это история русской детской книги – со своим расцветом, триумфальным периодом и временем упадка и полной моральной деградации.

Расцвет этого издательства безусловно приходится на период творчества художников – шестидесятников. Возникновению великолепной плеяды мастеров иллюстрации способствовали оранжерейные условия их роста. Издательство было одним из немногих на всю страну и издавало книги миллионными тиражами. Художники имели возможность подолгу работать над книгой и работать с огромной творческой ответственностью, руководствуясь прежде всего соображениями эстетической целесообразности, а не угождением низкопробных вкусов оптовых покупателей. На этих книгах и на этих иллюстрациях выросло не одно поколение читателей – это иллюстрации Лебедева, Каневского, Чарушина, Владимирского, Митурича, Токмакова, Монина, Чижикова, Устинова, Калиновского, Попова и др.

Сегодняшняя деградация нравов в книгоиздании напоминает ситуацию в Германии второй половины 19 века, когда поток дешёвой продукции, создаваемый бесплатными и бездарными рисовальщиками был обрушен на покупателей жаждущими сверхприбылей книжными дельцами. Быстрота и дешевизна – вот смертельная инъекция для книги. Под этими лозунгами всё неизменно приходит к последней черте упадка. Возрождение художественной книги тогда целиком легло на плечи самих художников.

Условное пространство книги

Иллюстратор не преследует целей сопровождать текст дублирующим, слепо буквальным изображением. Его задача — дать наиболее глубокое постижение архитектоники книги, ее материала, ее смысла. В его распоряжении и метафора и аллегория и иносказание, — всё это предполагает поиск средств, усиливающих и развивающих образный строй книги. Иллюстратор по сути дела является соавтором и предъявляет свою концепцию — своё видение текста. Очень важно конечно чувство меры и вкуса, чтобы не навязчиво, но тактично и точно, с большим отбором средств и акцентов преподнести свою версию книги. Это и есть условное пространство книги, создаваемое по законам книжной архитектуры. Очень важный элемент книжного пространства – шрифт, полоса набора, формат, поля, композиция издания – это является точкой отсчёта во всех построениях. И поскольку шрифт существует в условном , плоскостном пространстве листа – он предлагает иллюстратору особые условия игры, в которых иллюстрация должна находиться в активном взаимодействии с полосой набора, с выделениями в тексте, где шрифт может переходить в иллюстрацию, играя декоративную, вспомогательную роль, а может быть наоборот – и тогда иллюстрация дополняет текст и служит декоративной оранжировкой. Эти взаимодействия бесконечно вариативны и требуют от художника книги очень плотной работы с макетом на стадии эскиза. Здесь решаются все концептуальные вопросы, вопросы пластические – а следовательно и выбор техники исполнения всех поставленных задач. Естественно, такой подход ведёт к отказу от иллюзорности, от статики, когда картинка занимает полосу набора и выполняет функцию пассивного сопровождения текста. Наоборот – этому противопоставляется активное движение, ритм, превращения и парадоксы – огромный арсенал возможностей. Гиперболизация и метафора выходят на первый план. Соединяя несопоставимое, художник вооружённый условным пространством может режиссировать жизнь книги непредсказуемым образом, сталкивая контрастные формы, ускоряя и замедляя ритм, делая и держа паузы, развивая движение, расбрасывая и собирая. Он может разворачивать действие книги , выбрав одну точку зрения, а может менять ракурсы, искать кадры и превратиться в оператора с подвижной камерой на плече. У каждого способа выражения естественно свои мотивации. Главное – это не должно противоречить тексту. И не должно перебивать текст. Самое лучшее и правильное оформление то, которое органично сливается с книгой, а не кричит о себе. Это касается любых типов изданий и детской книги в том числе и в первую очередь, так как в ней художник с одной стороны чувствует себя вольным рассказчиком, а с другой – он идёт вровень с автором и это большая ответственность и перед автором и перед маленьким читателем, доверяющим и открытым.

Книжка-игрушка

Книжка – игрушка рассчитана на самых маленьких читателей, на тех, кто не читает книги, а пока ещё играет в них. Поэтому главное требование к ней –через игру привить малышу любовь к книге, привычку к перелистыванию страниц, переворачиванию, разворачиванию, вращению и прочим играм предлагаемым этой книгой. Для этого художник должен максимально изобретательно, с одной стороны, а с другой — наглядно и просто преподнести действие и персонажей этой книги.

Говоря о книгах для детей совершенно необходимо начать разговор о стилизации. Стилизация в детской книге очень многообразна, но важно понимать, что это не просто примитивное рисование, а рисование в стиле, т.е. по заданным правилам. Стилизация не отменяет конструкцию предметов – и должна быть очень выразительна. Она предполагает условность изображения и изменение пропорций – в сторону их большей убедительности и характерности. При этом стилизованный персонаж должен быть узнаваем, а сам рисунок может быть живым и мёртвым. Мёртвым он остаётся, когда он основан на приёме, на штампе. Живым он становится, когда он основан на наблюдённом , рисовальном опыте и опирается на индивидуальность восприятия художника – то есть все проблемы искусства отражаются в этом вопросе как в капле воды. Все детали стилизованного рисунка должны органично существовать в выбранном нами условном пространстве, не выпадать из него – только в этом случае картина получится цельной.

В книжке – игрушке очень важна игра, наглядность и структурная соподчинённость всего изображаемого — на втором месте неожиданные пространственные формы. Установка на маленького читателя предъявляет к персонажу и изображению в целом очень конкретные требования:

1 Персонаж должен быть простым, знаковым, условным и бесспорно узнаваемым

2 Условность персонажа влечёт за собой условность изображения.

3 Гиперболизация в данном случае возможна, но в известных пределах, чтобы она не вступала в противоречие с узнаваемостью

4 Все композиционные построения должны основываться на принципе подчинённости главному персонажу.

Книжка – игрушка может знакомить с разными поверхностями, фактурами. Очень важен выбор цвета, как носителя дополнительной информации – цвет и цветовые акценты могут управлять движением в книге и процессом общения с ней. Цвет может играть доминирующую роль в книге, если на этом строится образ. Например, жёлтая книжка– книжка о том, как маленький пингвин путешествует по пустыне, а синяя может рассказать о приключениях кораблика, и т.д. Монохромная книжка с цветными акцентами может заострять наше внимание на герое, перемещающемся по её страницам и попадающем в непредсказуемые ситуации. Цвет может быть динамичным и статичным, может создавать напряжение и делать паузы – всё зависит от режиссёра. Все эти проблемы неотделимы от композиции и концепции книги.

В книжке – игрушке на первом месте стоит иллюстрация, которая подчинена главной теме – игре. Текст имеет второстепенное значение – он лишь комментирует картинку. С одной стороны, текст должен хорошо читаться – это обязательное условие. Но при этом он может очень активно взаимодействовать с иллюстрацией и участвовать в композиционном строе книги. Присутствовать в ней не в качестве подписи к иллюстрации, а создавать с ней единую ритмическую и динамичную композицию.

Сюжет книги диктует её конструкцию – дом ,театр, скотный двор, овощная лавка, корзина с фруктами, вязаный сапожок с новогодними подарками, книжка–хлопушка – могут быть самые неожиданные решения. Можно играть в самые разнообразные игры, но не выходя за рамки книги, главным признаком которой всё-таки является перелистывание и последовательное разворачивание, действие. Задача художника очень жёстко задать эту последовательность, задать направление действия, чтобы маленький читатель не заблудился и не запутался. Всё должно быть продумано и логично.

Итак, для нашего учебного задания необходимо помнить

Книжка-игрушка рассчитана на маленького читателя.
На первом месте зрительный ряд, узнаваемый и ясный.
Обязательна игровая концепция.
Последовательность разворачивания, движения должна быть заложена в структуре книжки.
Общий объём работы, если взять за единицу измерения разворот, – 5-6 разворотов. Внешнее оформление, вёрстка текста.
Композиционные раскадровки, выполненные карандашом и тушью, максимально упрощённые и сведённые на первой стадии к абстракции или геометрическим формам. Это упражнение всегда полезно выполнять перед любой работой, пока чувство книжного разворота и книжного пространства не дойдёт до автоматизма,(если дойдёт). На этой стадии необходимо продумать всекомпозицию и ритмическую концепцию, конструкцию и взаимодействие всех элементов будущей книги.

Авторская книга

Это задание рассчитано на то, чтобы осмыслить условное пространство книги и попробовать сконструировать его по определённым правилам, заданным концепцией. Поэтому задача – не иллюстрирование конкретного текста, а создание формы, пластически соответствующей тексту, дополняющей и структурирующей текст, возможны пространственные метаморфозы, неожиданные композиционные и цветовые решения. Но главное – это концепция. В авторской книге «книга» становится условным названием и она может превращаться в предмет, в листы, бумажные конструкции и т. д., на что хватает фантазии, но важно, чтобы этовсё — таки имело смысл в рамках задания и не превратилось в занятие скульптурой, живописью и кинематографией – поэтому главное условие, чтобы в конструкции присутствовал и текст и изобразительный ряд.

Начнём с выбора текста. Каким бы он ни был – романтическим, гротескным, сатирическим, поэтическим или прозаическим – главное требование к нему – текст не должен быть громоздким, достаточно фразы или нескольких слов на странице, чтобы главным приоритетом в этой книге было не чтение, а разглядывание, изучение, игра. Текст должен стать органичной частью общей концепции и композиции издания и желательно чтобы он максимально активно взаимодействовал с изобразительным рядом, для чего применимы самые разнообразные способы его структурирования (построчного, пословного, буквицами, плашками различных конфигураций, фигурным набором, выделениями цветом, набор разными гарнитурами, кеглями и пр.) Шрифт может превращаться в иллюстрацию –и такая концепция тоже возможна, а может занять скромное место подписи к развёрнутой панораме действа, раскадрированного и ритмически организованного, превращённого в законченную историю и не требующего развёрнутого комментария.

Иллюстраций в привычном понимании не должно быть, скорее уместен изобразительный ряд, задающий концептуальный камертон, разворачивающийся в нескольких разворотах, листах, в бумажной конструкции последовательно. Важна определённая последовательность, заданная однозначно, и без вариантов, чтобы и текст и графика считывались в этом и никаком другом порядке, если дело касается развёртывания, раскручивания и нестандартной фальцовки, при которой традиционное перелистывание заменено на игровое общение с объектом.

Что самое главное при выборе материалов и придумывании концепции? Самое главное было и остаётся – создание образа, но поскольку в данном случае речь идёт о нетрадиционной книге, а о книге – объекте, то и образ может и должен быть нетрационный, и он может предлагать необычный ракурс, интонацию, ассоциативно связанную с текстом, или даже противоречащую ему – всё зависит от серьёзности или экстравагантности автора. Выбор материалов должен соответствовать заданной теме и может быть максимально разнообразен. Оптимален для этого задания коллаж, так как он обладает необходимыми условностью, выразительностью и лаконизмом, хорошо и органично сочетается с шрифтом. Плоский коллаж можно сталкивать и с графикой и с объёмными фотоизображениями, всё зависит от того, какая структура текста и на что она провоцирует. Возможны работы с цветными бумагами, картонами, кальками, тканями, кожей, различными фактурами, возможна любая компьютерная обработка изображений и постановочная съёмка. Есть примеры, когда для авторской книги используются объёмные специально созданные объекты – фигуры из пластилина, бумаги, куклы, сумки, конверты и папки, коробки, ширмы, папье – маше, бытовые предметы и пр. Важно, чтобы у этих объектов появилась особая книжная интонация, с которой они обретают стиль и смысловое наполнение. Поэтому самая первая и очень важная стадия работы – структурирование текста, анализ его с точки зрения наличия действия, противопоставлений, контрастов, ассоциаций, стадий развёртывания движения и с этой структурой – композиционная работа – работа над цельным взаимодействием: текст – графика – конструкция – ритм – движение.

Авторская книга сейчас стала очень размытым понятием, так как это направление творческой мысли в последнее время очень популярно видимо в силу безграничных возможностей и отсутствия ограничений в этом жанре. Поэтому очень важно ещё раз определить ограничения, необходимые для нашего учебного задания:

Задание ориентировано на взрослого читателя.
Текст не авторский (это отнимает много времени) и количество текста минимальное, а его присутствие – обязательно.
Концепция издания должна опираться на структуру текста прежде всего.
Зрительный ряд должен дополнять текст, преподносить его зрителю в новом контексте (метаморфоза, игра, розыгрыш)
Очень важно добиться максимально активного взаимодействия: текст – зрительный ряд – последовательность движения – конструкция.
Общий объём работы, если взять за единицу измерения разворот, – 5-6 разворотов. Внешнее оформление, вёрстка текста.

Иллюстрация познавательных и энциклопедических изданий

Зачем нужна иллюстрация в энциклопедии? Привычно и естественно в этом случае использовать фотографии. Да, но не всегда. Художественно выполненная иллюстрация в издании посвящённом изучению чего-либо всегда выигрывает. Фотография как правило, даже после обработки и корректировки несёт в себе элемент случайности. Художник, создавая рисунок, руководит восприятием зрителя, делая изображение максимально наглядным. Он выбирает самый целесообразный для предмета ракурс, он может представить предмет в любом разрезе и в любой степени подробности, оживить его или упростить долей условности, необходимой для каждого конкретного издания, рассчитанного на определённую возрастную категорию читателя. Корабль в книжке-картонке для трёхлетнего малыша будет отличаться от корабля для любителей истории парусного флота и количеством деталей и стилем изображения – всё зависит от зрителя. Художник так же может сочетать в одном издании изображения разной степени сложности. Одни из них могут быть направлены на мгновенное считывание, для других показано медленное изучение и разглядывание – схемы, крупные фрагменты, выкройки, карты и т.д.

Такое издание называется сложноструктурным и в нём информация – текстовая и изобразительная может быть двух и более уровней. Для облегчения поиска и ориентации в такой книге необходима соответствующая структура макета. Научно-популярная книга совершенно не отменяет вопросов о композиции, образе и стиле, просто здесь всё максимально функционально и структурируется по принципу соподчинённости и наглядности. Важно сказать про отношение к цвету в научно-познавательном издании. Цвет должен соответствовать оригиналу и давать адекватное представление о нём. В отличие от иллюстрации к художественной литературе, где цвет является носителем образной информации и участвует в создании образного ряда книги. Цвет в художественной иллюстрации может быть локальным и сложным и возможна бесконечная череда вариантов – в зависимости от задачи — он может передавать состояния, настроение, а может ассоциативно работать на образ – это выбор художника. В научной книге такой свободы художнику не предоставляется.

Таким образом, можно подвести итоги по этому проекту.

Задачи на каждом этапе:

Макет буклета в карандаше с карандашными эскизами рисунков и с выяснением структуры издания. Основной и вспомогательный изобразительный ряд, сопровождаемый основным и вспомогательным текстом.
Оригиналы иллюстраций – монохромные и цветные.
Оригинал-макет буклета (минимум 3 разворота) с оригиналами иллюстраций.

Источник

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Смотрите также

Просмотров: 17976
вверх

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.