Татьяна Капустина «Білолобий»

С детства и на всю жизнь особенной любовью Татьяны Порфирьевны… стали охотничьи лайки. Она более 60-ти лет состоит в Охотничьем обществе, является экспертом первой категории по полевой работе лаек, участвует в кинологических
соревнованиях, выставках. А свои наблюдения за питомцами оформляет в виде маленьких книжечек-открыток и охотно дарит знакомым.

Татьяна Капустина — удивительно светлый человек, ее улыбку невозможно забыть. Из тех художников, кто отправлялся за сюжетами
и наблюдениями в любую, самую дальнюю экспедицию, от Камчатки до Антарктиды.

София Караффа-Корбут «Казки»

Украинской книге художница отдала сорок три года кропотливого труда и стала еще при жизни классиком художественного оформления. Она не только усиливает своими графическими рисунками прозаический или поэтический текст, а стремится к стопроцентному соответствию макета, шрифта и даже цвета бумаги содержанию художественного произведения. Любила стилизовать письмо летописи и древних книг, поэтому каждая литера приобретала признаки творческого совершенства. Постигала авторский замысел и иногда расширяла его границы. Классические литературные персонажи как будто получали новую жизнь и по-новому воспринимались читателем.

Валерий Алфеевский «Цирк»

Я и художница Таня Лебедева представили листы книжки-картинки «Цирк», выполненные в технике коллажа, такой модной теперь, спустя пятьдесят лет. Готовясь к работе над книжкой «Цирк», мы в течение целой зимы ходили на репетиции, делая множество зарисовок. Рисунки понравились, и нам предложили проиллюстрировать рукопись М.Гершензона «Товарищ Метр», фантастический рассказ о забавном плавании на корабле юнги высотой в метр. В то время довольно широкое распространение в детской литературе получили идеи «инфантилизма», особенно у художников, работающих в дошкольной детской книге. Считалось, что приближение к детским представлениям о действительности облегчит детям понимание окружающего их мира. Привлекательность «инфантилизма» для нас, молодых художников, заключалась в большей свободе интерпретации, подражанию детскому рисунку, с его яркой выразительностью и красочной декоративностью. Но на практике все это корректировалось нашим молодым доверием к реальной действительности.