Дмитрий Трубин «Пять сказок о любви»

Технику же я использую простую: акварель по чёрному контуру, белила и пастель, и всё это на грунтованной бумаге, дающей возможность эту акварель протирать, царапать, то есть делать живопись. Грунтованная бумага придаёт оригиналам соответствующую фактуру. Сначала работаю акварелью, потом включаю белила и пастель, потом можно всё снова залить акварелью и даже протереть тряпкой…Тряпка, именно она, придаёт рисункам ту долю нахальства, без которой всё слегка красиво и слегка стерильно, и только с ней, тряпкой, становится мало-мальски правдиво.

Валерий Алфеевский «Сказки»

В его рисунках, ярких и образных, немного угловатых, присутствуют черты гротеска. Книги с его иллюстрациями многократно переиздавались. Митурич говорил о нем: «У Алфеевского обострённое чувство линии, динамики её движения. Безупречное ощущение вертикали, придающее стройность рисункам. Но стройность эта не геометрическая прямизна. Это стройность живая, подвижная, сложная».

Ника Гольц «Сказки»

Работа для детей особенно ответственна. Ребенок видит больше, чем взрослый. Ему помогает непосредственность, не обремененность условностями изображения. Поэтому так важно первое впечатление от книги. Оно остается на всю жизнь. Подчеркивает мысль, воспитывает вкус. Иногда, к сожалению, и дурной.

«Не навреди» — эта заповедь врача применима и к художнику, рисующему для детей.

Валерий Алфеевский «Сказки и истории»

Работа над рисунками к книге, естественно, начинается с рукописи. Самое обязательное для художника — проникнуться идеей книги, отобрать главное. Мне кажется, что своё прочтение текста художником только тогда законно, когда оно следует замыслу автора, подчеркивает и уточняет его мысли. Художник дает в рисунках вторую, видимую жизнь произведению, уточняя и договаривая то, что важно, и то, что неясно выражено писателем, а в некоторых случаях давая и другое, параллельное, толкование.

Маргарита Михаэлис «Огниво»

«Удачи… сопутствовали тем, кто рисовал детей «по старинке» — с теплотой и душевным пониманием, но без былой умиленности и сентиментальности. Так рисовала и ныне забытая Маргарита Михаэлис… Художник умеет заинтересовать не столько внешней занимательностью сюжета, сколько естественностью атмосферы, достоверностью характеров… Дети в этих рисунках играют, шалят, чем-то непременно занимаются… Чудесно схвачена непосредственность детских поз, движений». (Лидия Кудрявцева)