Анна Леонова «Вратарь и море»

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли — им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели.
Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем — и верим каждому слову.
С 2005 года, когда история Лены и Трилле впервые вышла в Норвегии, «Вафельное сердце» читают на тридцати языках, а в России его общий тираж превысил 100 тысяч экземпляров.
Подробнее: https://www.labirint.ru/books/671496/

Анна и Варвара Кендель «Лирика»

«Тихая Лирика» Николая Рубцова пронизана элегическим настроением, любовью к родине, духовными исканиями. «Я особенно люблю темы родины и скитаний, жизни и смерти, любви и удали. Думаю, что стихи сильны и долговечны только тогда, когда они идут через личное, через частное, но при этом нужна масштабность и жизненная характерность настроений, переживаний, размышлений…» — писал поэт в предисловии к своему первому сборнику. Недаром Рубцова называли современным Есениным.
Художники Анна и Варвара Кендель в своих иллюстрациях соединили нежные зарисовки родной природы и размышления поэта о нравственном пути.

Эрик Булатов и Олег Васильев «Как непослушная Хрюшка едва не сгорела»

Эрик Булатов и Олег Васильев, работавшие вместе в иллюстрации и отдельно в живописи, не раз признавались, что не любили иллюстрировать книги, делали это только ради заработка – но всё же всегда стремились «ответственно сделать хороший рисунок». Почти во всех их работах мы найдем четко очерченные и раскрашенные яркими, почти плакатными красками силуэты на однотонных фонах, изящные буквицы. Цвет у них – всегда камертон настроения книги. Ярким примером ранних колористических экспериментов Булатова и Васильева стала книжка-картинка И. Холина «Как непослушная Хрюшка едва не сгорела». Атмосфере весёлого дня рождения в начале книги соответствует нежно-розовый фон, который сменяется всполохами красного на дымно-сером цвете, а затем огненно-красный цвет подчиняет себе разворот, рассказывающий о пожаре в домике Хрюшке и об его тушении. Рисунки эти напоминают и советские агитационные листовки, и столь любимые Булатовым железнодорожные плакаты.

Спартак Калачёв «Глупая лошадь»

Бывает книга-мысль, книга-мечта и даже книга-путешествие. А это книга-мир. Маленький мир, созданный Владимиром Левиным, мир романтичный и весёлый, где вечно спорят индюк и корова о тайне сундука, где бродит по улицам Глупая Лошадь в старых калошах и все мчит куда-то зелёная карета со странными зелёными пассажирами. В стихах тут часто присутствует концовка «до сих пор» или «с тех пор». То есть — мы живём, а волшебный маленький мир вечно существует рядом, за обложкой с удивлённой лошадью. Художник Калачёв сделал эту книгу розово-зелёной, с мечтательными лёгкими акварелями. И кажется, что ничего-то особенного в этих рисунках, так, с лёту нарисовано… А забыть их не можешь. (Анастасия Коваленкова)

Михаил Бычков «Поющие булочки»

В сборнике сказок Даниила Норина живут самые разнообразные персонажи! Дети и взрослые получат огромное удовольствие от знакомства с ними. Когда вы будете читать сказки, не забудьте, что они — волшебные! Поэтому нужно быть очень внимательным, чтобы не пропустить какое-нибудь чудо… А прекрасные иллюстрации Михаила Бычкова сделают это волшебство еще ближе!

Юрий Анненков «Мойдодыр»

Первым иллюстратором «Мойдодыра» стал Юрий Павлович Анненков. Чуковский, знавший художника еще с мирных дореволюционных времен по даче в финской Куоккале, писал о нем: «Вот талант — в каждом вершке. Всё у него ловко, удачливо. Жизнь вкусна, и он плотояден». Анненков легко согласился на предложение сделать рисунки для новой сказки своего старого знакомого, но работу затянул. В дневнике Чуковский жаловался на судьбу: «О, как трудно выжимать рисунки из Анненкова для «Мойдодыра». Он взял деньги в начале ноября [1922 года]. Потом он уехал в Москву и пропадал там три недели, потом вернулся, и я должен был ходить к нему каждое утро (теряя часы, предназначенные для писания) — будить его, проклинать, угрожать, молить — и в результате у меня есть рисунки к “Мойдодыру”!».

Страдания автора окупились сторицей: иллюстрации получились изящные, веселые, динамичные, озорные. Они регулярно использовались различными советскими издательствами даже после того, как художник эмигрировал из Советской России.