Юрий Гершкович «Эмигранты»

Юрий Гершкович создал иллюстрации ко многим произведениям авторов мировой и русской классики – Боккаччо, Шекспира, В.Скотта, Р.-Л.Стивенсона, П.Мериме, А.Мюссе, Э.Золя, Стендаля, Достоевского, Л.Н.Толстого, Чехова, Куприна, Гончарова, Салтыкова-Щедрина, Шолом-Алейхема, Братьев Гримм, Андерсена и многих других. Всего творческое наследие Ю.С. Гершковича насчитывает более 250 проиллюстрированных им книг.

Марина Успенская «Серебряное копытце»

Много чудес хранят Уральские горы: распускается здесь неувядаемый каменный цветок, выползает из земли сверкающий змей, пляшет в огне костров девчонка-огневушка… И живёт на Урале козлик Серебряное копытце — в иллюстрациях Марины Успенской робкое, ранимое, трогательное волшебное существо. Не каждому он показывается, но кто ему приглянётся, с тем он поиграет и камнями самоцветными одарит…

Виталий Стацинский «И то и это…»

Впервые наименование «художник» я получил в… Бутырской тюрьме, и эта история требует отдельного рассказа. Осенью 1941 года, когда немец рвался к Москве и вероятность «блицкрига» была весьма реальной, несколько таких же зеленых, как и я, мальчишек решили самостоятельно вооружиться, чтобы дать отпор врагу на родной земле. Достать оружие в то время не было проблемой, и через некоторое время мы представляли собой небольшой, но по-настоящему вооруженный «боевой отряд». Теперь нужно было научиться стрелять и метко бросать гранаты, чем мы и занялись, используя местные пустыри и овраги. Конечно, отыскались доброхоты, которые стукнули на нас куда следует. И над «потешными» защитниками Родины нависла самая настоящая, реальная опасность. К счастью, нашелся человек, предупредивший об аресте, и у нас хватило здравого смысла избавиться от своего арсенала. Тем не менее НКВД не заставило себя долго ждать, и через некоторое время весь наш «партизанский отряд» оказался в одной из камер печально знаменитой Бутырки. И вот здесь, в тюрьме, страдая от холода, голода и унижений, увидев однажды, как мучаются над рисунком очередной наколки уголовники, я, набравшись смелости, подошел и сказал: «Я смогу это нарисовать». И изобразил на предоставленной мне спине незамысловатый сюжет, который тут же был одобрен, и я получил «звание» художника. Эта неожиданно приобретенная «профессия» помогла мне выжить в тех нечеловеческих условиях, с этого дня уголовники начали подкармливать «художника» и не давали его в обиду.

Тамара Юфа «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»

Я про себя говорю, что я родом из XIX века, после восстания декабристов меня уже не было, а до этого я жила. Из того времени, в отличие от дня сегодняшнего, мне все нравится. С детства у меня было остро выражено эстетическое чувство и восприятие прекрасного. Я всегда замечала, какая женщина красивая, какая нет. Любовь – это самое главное чувство в моей жизни. Сколько я себя помню, с раннего детства, все время была в кого-то влюблена.