Dušan Kállay и Kamila Štanclová «Pohádky»

В конце девяностых Каллай и его жена, художница Камила Штанцлова, получили предложение проиллюстрировать полное собрание сочинений Ганса Христиана Андерсена. Работа над трехтомником продолжалась более четырех лет, всего художники выполнили рисунки к 156-ти сказкам.

Вера Павлова «Посолонь»

Собранные и пересказанные Ремизовым сказки и легенды погружают в совершенно особенный нереальный, но при том очень живой мир. С одной стороны, это аутентичные полузабытые мифологические славянские образы, поражающие своим разнообразием, красочно и богато описанные. С другой — картина жизни самих людей, создавших эти легенды и сказы, ожививших их в своих обычаях и обрядах.

Victoria Topping «Mythologica»

Виктория в своих работах виртуозно сочетает иллюстрацию со множеством разнообразных текстур, создавая уникальный визуальный язык. Она комбинирует традиционные методы рисования с современными технологиями, использует огромное многообразие техник и художественных приемов, соединяя в своих коллажах фотографию, живопись, сусальное золото и резаную бумагу.

Светлана Ким «Быль и небыль»

Сборник проиллюстрированных Ким сказок фольклористки Тамары Григорьевны Габбе вышел в новосибирском издательстве в 1992 году. Детские пьесы Габбе неоднократно ставили в московских (и не только) театрах, ее книги выходили значительными тиражами. В «Быль и небыль» вошло четыре десятка русских народных сказок, легенд и притч, тщательно собираемых Тамарой Григорьевной на протяжении всей ее жизни.

Jon Muth «The three questions»

В своей притче Мут изменил всех персонажей, адаптировав историю для детского восприятия. Советников, оказавшихся не в состоянии дать царю ответы не мучившие его вопросы, заменили цапля Соня, обезьяна Гоголь и верный пес Пушкин, отшельник предстает в виде древней черепахи по имени Лео, спасенный враг — раненая панда со своим малышом, а ищущий мудрости царь — мальчик Николай, списанный Мутом со своего сына. «Я хотел рассказать эту историю детям, поэтому несколько изменил саму ее форму, не трогая содержимого. Мне хочется надеяться, что Толстой был бы доволен моей интерпретацией и, возможно, она вызвала бы у него улыбку», — пишет Джон в послесловии к притче.

Nicholas Mordvinoff «Finders Keepers»

Коротенькая история о двух собаках, которые нашли кость и не смогли ее поделить. Договориться между собой они не могут, поэтому пристают ко всем проходящим мимо с просьбой их рассудить. Прохожие же вместо этого вытворяют нечто странное. «Да кому вообще нужна эта кость, у меня есть кое-что получше», — говорит фермер и бросает псам сена. «Да кому вообще нужна эта кость, лучше выслушать добрый совет», — делится с ними коза. «Да кому вообще нужна эта кость, лучше быть опрятным и красивым», — глубокомысленно замечает парикмахер и обривает несчастных собак почти наголо. В конце появляется большой злобный пес, пытается злосчастную кость украсть, все втроем дружно дерутся, и наши герои, отвоевав свой трофей обратно, понимают наконец, что поделиться друг с другом было бы пожалуй чуть более эффективным способом разрешить этот спор.

Charles Keeping «Charley, Charlotte and the Golden Canary»

«Чарли, Шарлотта и Золотая канарейка», вышедшая в 1967 году в Оксфордском университетском издательстве — это современная сказка о двух друзьях, выросших вместе на одной улице и внезапно разлученных после переезда семьи Шарлотты в новый многоэтажный дом. Тоскующий Чарли покупает себе в утешение канарейку; упорхнув однажды из клетки, птичка приводит мальчика прямо к дому его подружки.

Кепинг, как он неоднократно замечал в многочисленных интервью, в своих рисованных историях вновь и вновь пытался воссоздать исчезнувший мир своего детства, которое он провел на юге Лондона, в Ламбете, сосредоточии рынков и доков. В истории о Чарли и Шарлотте ему на помощь приходит золотая канарейка, порхающая со страницы на страницу. Она чудесным образом соединяет друзей, перекидывая мостик между мирами, — а может, между двумя парадигмами, — миром уходящим и обреченным и миром его сменяющим, устремленным в будущее, с новыми домами, мечтами и ритмами.

Chrudoš Valoušek «Panáček, pecka, švestka, poleno a zase panáček»

Chrudoš Valoušek изучал прикладное искусство в Праге. Рисовал и выставлялся, и вместе с тем работал ночным сторожем, кочегаром, администратором депозитария. Удостоен многочисленных национальных и международных наград.

В 2019 году книга «Panáček, pecka, švestka, poleno a zase panáček» с его иллюстрациями удостоена главного приза BolognaRagazzi Award.

Анна и Варвара Кендель «Поэзия серебряного века»

Над книгой мы начали работать в семнадцать лет, в училище. Эта форма творческого выражения показалась нам очень привлекательной и переросла в профессию. В этом виде искусства, как нам кажется, происходит более близкое общение со зрителем, чем, например, на выставках. Это может быть одновременно и игра и история, которую ты рассказываешь на каждой странице. Книга живет у читателя дома, она может в любой момент оказаться в руках и открыть что-то новое, незамеченное.