Alessandro Sanna «Crescendo»

Визуальная и поэтическая поэма о материнстве с прозрачными акварелями итальянца Алессандро Санны.

Художник прослеживает трансформацию, которой подвержена женщина во время беременности, вдохновляясь природными сценами: изогнутые в полете крылья чайки, дугообразный китовый хвост, округлые вершины зеленеющих, залитых лунным светом холмов и кульминацией этого созерцательного внутреннего путешествия становится образ матери, обнимающей новорожденного ребенка. Стихотворение Паолы Кинтавалле написано в ответ на иллюстрации Санны, его мелодика тонко сплетает книгу воедино.

Miroslav Šašek «This Is Rome»

Мирослав Шашек создал 18 графических путеводителей, остроумных, ярких, богатых неочевидными интересными фактами и ремарками. «Карьера-пресс» перевела три из них — про Лондон, Париж и Нью-Йорк. В этом году издательство возобновило серию, теперь мы все можем насладиться Римом, а вскоре появится и Венеция!

«Дом в ночи» Бет Кроммес

Светящиеся рисунки Бет Кроммес сделаны в ее характерной технике скретчборда, очень похожей на граттаж, когда лист покрывается слоем белой глины, а затем на нём процарапываются картинки. Монохромные иллюстрации затем Бет частично раскрашивает — в «Доме в ночи» она подсветила пространство сполохами золотой акварели. Звездная ночь, засыпающий городок, опустевший дворик и дом, в котором ждет ребенка книга — все наполнено светом, теплом и уютом.

Вислоухий Гамлет из Швеции

Этот мрачный и комичный ультракраткий пересказ шекспировской трагедии кажется очень органичным в эпоху интернет-мемов и выдранных из контекста цитат.

Радикально ужатый сюжет (вся драма самой длинной шекспировской пьесы уложилась в сотню слов и пятнадцать рисунков) и немного эксцентричная графика наследуют традициям макабрических детских историй, пропитанных жутковатым юмором — жанру, который возвел однажды в великое искусство один из величайших его исследователей Эдвард Гори.

Колыбельная Джерри Пинкни

В «Half a Moon and One Whole Star» (Половинка Луны и одна целая звездочка) маленькая Сьюзан засыпает одним летним спокойным вечером; до нее доносятся приглушенные голоса соседей, верещание сверчков и крики просыпающихся ночных существ.

Ночь сгущается, Сьюзен спит, надежно укрытая усыпанным звездами покрывалом, а вокруг нее разворачивается таинственный мир ночи. В нем Джонни достает свой старый саксофон, пекари месят тесто для утренних пышных булок, а корабли покидают город и уходят в открытое море.

«Я говорю как река» — новая книга Сидни Смита

«Я говорю как река» канадского писателя Джордана Скотта основана на личном опыте, Скотт описывает свою детскую борьбу с собственным заиканием. Это его история стыда, страха и долгого принятия самого себя. «Все, что они видят, — говорит он устами своего героя, имея в виду своих одноклассников, — это то, как странно выглядит мое лицо, и что я не могу скрыть, насколько я напуган».

Иллюстратор Сидни Смит нашел блестящее визуальное решение, показывающее, как заикание создает невидимую преграду между людьми. Акварель в его работах обильно разбавляется водой, размывая очертания рисунка, туманя силуэты. Будто заволакивает этот не слишком дружелюбный мир незримой пеленой.

Чего хотят котики (спойлер: того же, что и все остальные)

В книжке-картинке, созданной в стиле Джона Классена, скептически настроенный котик кочует по страницам, твердя «No such thing like a wish». Тем не менее, все его желания волшебным образом сбываются, он находит еду, обретает кров и верного друга.

Ellen Raskin «Spectacles»

С близорукой Айрис Фогель происходят удивительные вещи: огнедышащий дракон превращается в двоюродную бабушку Фанни, гигантский поползень-крошка — в ее друга Честера, а пушистая зеленая гусеница — в сидящих рядком одноклассников. Все эти метаморфозы продолжаются, пока мама не отводит ее к синему слону, который моментально решает проблему, выписывая Айрис очки.

Fritz Eichenberg «Jane Eyre»

Чтобы оставаться чувствительными к окружающим нас проблемам человечества, нам придется спуститься с наших башен из слоновой кости на улицу, возможно на баррикады, и столкнуться с законом. Если у вас нет общественного сознания, вы, скорее всего, представляете жизнь художника по-другому. Но если вы рождены с определенными убеждениями, ваш путь, каким бы тернистым он ни был, уже проложен и придется пройти по нему, даже если ваши нежные ноги отказываются это делать.

Julie Völk «My Favorite Memories»

В совместной работе иранского писателя и немецкого иллюстратора рассказывается о маленькой девочке, пытающейся смириться с переездом в другую страну. Ей хотелось бы перевезти с собой столько всего: аквариум, грушевое дерево, свою лучшую подругу и океан, раскинувшийся почти у самого дома.

В тонких воздушных рисунках Джули Фёльк граница прошлого и настоящего условна, стены незримы, расстояния и масштабы относительны. Нежная и простая история об изменениях, доме и надежде, которую дает нам жизнь, когда мы открываем свое сердце, чтобы принять ее.