Никита Чарушин «С севера на юг»

От этих иллюстраций веет какой-то абсолютной свободой — свободой творчества, свободой восприятия. И, конечно, невероятное мастерство художника. Почти каждая иллюстрация кажется мне шедевром. Все эти небрежные четкие линии, точные штрихи, тонко подобранные цвета, нерушимая композиция — отсылают своей безупречностью к японскому искусству. И не только графическому искусству. Каждый рисунок — как небольшое стихотворение, коротенькое хайку, застывший момент времени.

Lynne Cherry «When I’m sleepy»

In this quiet, gentle story, a little girl wonders what it would be like to sleep as various animals do. She imagines herself in a cozy nest with a bird, on a log with a turtle, in a bear’s den, hanging from a tree with a bat. At the end, the little girl is in her own bed, dozing off with the (stuffed) sleeping animals on a shelf beside her. The full-page and double-page illustrations are painted in softened but rich colors with pen-and-ink detail. Each animal is seen in its habitat, often with other animals and plant life. The scenes are warm and comforting. The brief text has a lulling effect, with just a few well-chosen words per page. A nice addition to bedtime story collections.

Beyond a doubt, the author and the artist possess intimate knowledge of small children. Creating a lulling bedtime audiovisual diversion, Howard’s story and Cherry’s pictures are mutually enhancing, revealing a child’s sleepy fantasies. She lies in bed and wishes she could curl up in a basket with a cat or in a downy nest with baby birds, sometimes hugged by a friendly raccoon in his hollow log. . . . The book should appeal to parents looking for ways to settle down active little boys and girls who will tune into the narrator’s imagination and lose themselves in the lovely, full-color dream scenes.

Антон Ломаев «Калиф-аист»

Молодой калиф, правитель Багдада, однажды покупает волшебный порошок, который помогает превращаться в любого зверя, птицу или рыбу и дарует способность понимать язык всех живых существ на земле, в небе и в воде. Есть лишь одно условие: превратившиеся ни в коем случае не должны засмеяться, иначе позабудут волшебное слово «Мутабор» и не смогут вернуть себе человеческий облик.

Евгений Монин «Мудрецы из Трамтарии»

Шли три мудреца из Трамтарии,
Распевая капустные арии.
И каждая ария вкусная
Была бесконечно капустная.
И звенела мелодия странная,
Симпатичная, белокочанная:
«Трам-тарарам-тарампам-тарампам!
Ешьте капусту,
Советуем вам!
Ешьте капусту цветную,
Ешьте капусту морскую,
В море,
В ущелье,
Над бездною
Ешьте капусту полезную!
И при любой передышке
Вспомните о кочерыжке!»

Николай Купреянов «Зверинец»

Разнофактурность, совмещение в одной композиции различных приемов рисования — важная особенность купреяновского стиля. В иллюстрациях к «Зверинцу» Б. Пастернака (1929) разной плотностью письма означены пространственные характеристики, соотношения ближних и дальних планов. На развороте книжки А. Барто и О. Гурьян «Тимкины дела» (1929), где с буквалистской дотошностью перечислены все немудреные повороты сюжета, более схематично изображено то, что растет в огороде,— таким образом, познавательный ряд чисто графически отделен от сюжетного. Наконец, в заключительной иллюстрации той же книжки соединены сразу три почерка: колючий, «игольчатый» перовой штрих соседствует с геометризованными плоскостями сплошной заливки, а над всем этим располагается тонко и экономно выполненный пейзаж — вечернее небо с абрисом заходящего солнца.

Николай Купреянов «Сказка о Пете, толстом ребенке и о Симе, который тонкий»

В серии «Детям будущего», возвращающей читателям позабытые шедевры детской книги 20-30-х гг. прошлого века, появились очередные девять репринтов. Всё это – детские произведения Владимира Маяковского, выходившие в начале прошлого века. В издательстве их разделили на два набора: «Маяковский раз» и «Маяковский два». Во вторую коробку попали не самые популярные сегодня детские тексты поэта, в отличие от «Что ни страница, то слон, то львица» или «Эта книжечка моя про моря и про маяк», стихотворения «История Власа, лентяя и лоботряса», «Гуляем» и др. почти не встречаются в нынешних хрестоматиях советской детской поэзии. «Сказка о Пете, толстом ребенке и о Симе, который тонкий» из коробки «Маяковский два», репринт книги издательства «Московский рабочий» 1925 г., была первой детской книгой поэта.

Александр Аземша «25 загадок 25 отгадок»

Аземша окончил факультет графики Института им. Репина. Еще студентом проявил себя ярко, начав сотрудничать с «Детгизом». Даже дипломную работу придумал нетривиальную: иллюстрации к «Задонщине». В то время, а на дворе стоял 1975 год, художники нечасто обращались к русской истории. Что касается Аземши, то он не только переосмыслил традиции прошлого, но и навсегда впитал визуальный код старины, который нет-нет, да и проявлялся во многих произведениях.

Евгений Антоненков «Ужаленный уж»

Рената Григорьевна Муха — имя в русской литературе особенное. Непросто найти поэта, тонко чувствующего слово и способного виртуозно владеть им. А вот Ренате Мухе это удавалось с лёгкостью! Как признавалась сама поэтесса, она сочиняла для бывших детей и будущих взрослых и чаще называла себя «переводчиком»: «Герои моих стихов -звери, птицы, насекомые, дожди и лужи, шкафы и кровати, но детским поэтом я себя не считаю. Мне легче считать себя переводчиком с птичьего, кошачьего, крокодильего, туфельного, с языка дождей и калош…» И эти замечательные «переводы» достойны того, чтобы сопровождать нас по жизни, заражая оптимизмом и не позволяя стареть душой!