Bernardo P. Carvalho «Praia-mar»

Спустя три года после «тихой» истории «День на пляже» Бернарду Карвалью придумал еще одну бессловесную книжку-картинку о морском побережье. Книжку, по которой можно бродить босиком и неторопливо рассматривать — с такой же радостью, с которой мы созерцаем морское безбрежие.

Julie Völk «My Favorite Memories»

В совместной работе иранского писателя и немецкого иллюстратора рассказывается о маленькой девочке, пытающейся смириться с переездом в другую страну. Ей хотелось бы перевезти с собой столько всего: аквариум, грушевое дерево, свою лучшую подругу и океан, раскинувшийся почти у самого дома.

В тонких воздушных рисунках Джули Фёльк граница прошлого и настоящего условна, стены незримы, расстояния и масштабы относительны. Нежная и простая история об изменениях, доме и надежде, которую дает нам жизнь, когда мы открываем свое сердце, чтобы принять ее.

Kunio Kato «Дом из маленьких кубиков»

Японские мультипликатор Като Кунио и сценарист Кэнъя Хирата создали в 2008 году короткометражный анимационный фильм «Дом из маленьких кубиков», который спустя год был удостоен Оскара. Позже пронзительную историю о погружающемся в воспоминания одиноком старике авторы адаптировали для детской книжки.

Sarah Massini «Девочка и Динозавр»

Маленькая девочка Марианна находит древние кости, складывает из них динозавра и обретает воображаемого друга Бони. Однажды ночью девочка и динозавр оказываются в волшебном лесу, где обитают существа, с которыми когда-то все мы встречались, только вот выросли и все позабыли.

Сказка английской писательницы о силе детского воображения, вере и устремленности отсылает к истории жизни англичанки Мэри Эннинг, страстно увлекавшейся палеонтологией, но так и не принятой научным сообществом из-за царивших гендерных предубеждений.

«Мусорный остров» Светланы Коротковой

Эта рисованная история рассказывает о красоте подводного мира и проблеме пластикового загрязнения. О том, что пластику не место в океане, что его можно переработать. Играя с дополнительными материалами, можно показать ребенку, как собирать пластик в специальный контейнер и помочь морским животным вернуться в чистую воду. А потом отправиться в путешествие вместе с героями книги на лодке из переработанного пластика и встретить настоящего кита!

José Sanabria «Con el paso del tiempo»

Пароход, плывущий во времени, становится огромной сценой, на которой разыгрывается трагедия его владельцев. Потеряв из-за собственной расточительности все, включая свой плавучий дом, они возвращаются на него бездомными отчаявшимися отшельниками, находят новые цели и обретают достоинство.

Sydney Smith «Town Is by the Sea»

В «Городе у моря» мальчик проживает один обычный день в родном маленьком прибрежном шахтерском городке. Он занимается повседневными делами, качается с другом на качелях, ест сэндвичи, посещает могилу своего деда и все время думает о своем отце-шахтере, добывающем в это самое время уголь в глубине моря.

Katsumi Komagata «Blue To Blue»

Книжка «Blue To Blue» была опубликована в 1994 году вместе с двумя другими, сделанных по подобному признаку — «Green to green» и «Yellow to red». Они отправляют ребенка в увлекательное путешествие по миру цветов и оттенков, но — и это отличает почти все творения Комагата — интересны не только детям. Они многослойны — как буквально, так и фигурально, содержат в себе множество смыслов и планов. Комагата использует бумагу с разной фактурой и большим количеством оттенков синего и голубого, деликатно размещая внутри, между страницами-волнами лягушек, лебедей, рыб, китов и других животных.

Jon Muth «The three questions»

В своей притче Мут изменил всех персонажей, адаптировав историю для детского восприятия. Советников, оказавшихся не в состоянии дать царю ответы не мучившие его вопросы, заменили цапля Соня, обезьяна Гоголь и верный пес Пушкин, отшельник предстает в виде древней черепахи по имени Лео, спасенный враг — раненая панда со своим малышом, а ищущий мудрости царь — мальчик Николай, списанный Мутом со своего сына. «Я хотел рассказать эту историю детям, поэтому несколько изменил саму ее форму, не трогая содержимого. Мне хочется надеяться, что Толстой был бы доволен моей интерпретацией и, возможно, она вызвала бы у него улыбку», — пишет Джон в послесловии к притче.