Jon Muth «The three questions»

В своей притче Мут изменил всех персонажей, адаптировав историю для детского восприятия. Советников, оказавшихся не в состоянии дать царю ответы не мучившие его вопросы, заменили цапля Соня, обезьяна Гоголь и верный пес Пушкин, отшельник предстает в виде древней черепахи по имени Лео, спасенный враг — раненая панда со своим малышом, а ищущий мудрости царь — мальчик Николай, списанный Мутом со своего сына. «Я хотел рассказать эту историю детям, поэтому несколько изменил саму ее форму, не трогая содержимого. Мне хочется надеяться, что Толстой был бы доволен моей интерпретацией и, возможно, она вызвала бы у него улыбку», — пишет Джон в послесловии к притче.

Helen Oxenbury «The three little wolves and the big bad pig»

Помимо комичности самого сюжета и забавных иллюстраций Оксенбери с препотешными волками, поджавшими от ужаса хвосты и спрятавшимися за занавесками от гигантского злого поросенка, в книге много забавных деталей. Невозможно не улыбнуться, кажется, при виде принимающего ванну с кувшинками разнеженного волка или яростно звонящей в домофон свиньи, осаждающей опутанный по периметру колючей проволокой домик-крепость.

Anna-Clara Tidholm «Прощайте, Господин Маффин!»

Старая морская свинка по имени Господин Маффин готовится к последнему путешествию. Он с удовольствием вспоминает вкусные огурцы, приятные поглаживания, красавицу-жену и своих пушистых детей. А еще рядом с домом Господина Маффина стоит почтовый ящичек, где иногда появляются письма от его юной хозяйки. Она пишет о своей любви и грусти и рассуждает о смерти — по-детски просто и мудро.
Деликатная и целительная история для размышлений на непростые темы.
В 2002 году книга получила премию имени Августа Стриндберга в номинации «Литература для детей и юношества».

Blexbolex «Люди в картинках»

Французский комиксист и иллюстратор Блексболекс вдохновляется в своем творчестве всем, что мы любим — винтажными детскими книгами, комиксами о Тинтине, комедиями Жака Тати. Его «Люди в картинках» — это как будто сводный портрет жителя земли, веселая задачка для ребенка отличить одних от других: пастуха от мясника, охотника от солдата, швею от факира. И не столько отличить, сколько на каждой странице рассказа разгадать, что этих людей связывает, почему именно они выстроены в пары, да и кто они вообще такие. Последний кадр — рисунок, мальчик, калякающий на стене мальчика, становится как будто философским послесловием к книге, к разнице между тем, что мы наблюдаем, и тем, что получается в искусстве. В итоге мы получаем небольшую книгу, в которой текста всего по слову на страничку, но значения — на сотни томов.

Маша Якушина «Изумрудная рыбка, мандариновые острова»

Рисунки Маши Якушиной я знаю и люблю много лет. Они легкие и очень органичные. В этом году издали «Изумрудную рыбку, мандариновые острова» Николая Назаркина с ее оборочными и полосными иллюстрациями. Книжка про тяжелое — про детскую больницу, но легкость, с которой живут и уживаются Машины черно-белые оборочные и спусковые картинки с цветными полосными, делает этот мир почти веселым. Интригующим и запоминающимся. А главное — невероятно правдоподобным, несмотря на всю условность рисования. Вот эта вечная загадка — как из пятнышка, точки и двух штрихов получается живое, — конечно, не разгадывается, но смотреть на это не надоедает никогда. (Евгения Двоскина)

Lisbeth Zwerger «The nutcracker»

Самостоятельное издание «Щелкунчика» с иллюстрациями Цвергер вышло намного раньше, почти за тридцать лет до «Wonderment», и эта интерпретация популярной рождественской истории стала уже классической (для меня она стоит в одном ряду с рисунками Мориса Сендака, которые тот создал чуть ранее, в 1984-м). И да, они совсем другие… Нет здесь ни сендаковской нарочитой театрализованности, ни присущей сегодня Цвергер сюрреалистичности, тут совсем немного динамики, приглушенные цвета. Но мне эта книга кажется очень сказочной, рождественской и уютной, такой, которую хочется рассматривать долгими зимними вечерами, забравшись с ногами под одеяло.

Estelle Meens «Папино счастье»

Папа Алисы и Тео такой же, как все папы на свете: иногда сердится, иногда поздно приходит с работы, иногда требует, чтобы дети не шумели и не мешали сосредоточиться.
Но вообще-то он очень любит свою семью, обожает возиться с ребятами, играть и смеяться.
Весёлая и правдивая история о том, как живут папы.

Ника Гольц «Трудус-трудум-труд»

В конце прошлого года в Арт-Волхонке вышло долгожданное переиздание сборника сказок французской писательницы Луды с иллюстрациями Ники Гольц — впервые он появился в 1964 году под названием «Трудус-трудум-труд».

Под псевдонимом Луды писала Людмила Шнитцер, родившаяся в польской семье в Берлине и переехавшая во Францию в возрасте восьми лет. Шнитцер много занималась пропагандированием русской культуры, много переводила, пересказывала сказки разных народов — совсем вот недавно, кстати, в Мелик-Пашаеве выходило переиздание индейских легенд в ее переложении, с красочными рисунками Давида Хайкина.