Александр Алексеев «Анна Каренина»

Предвосхищая компьютерную графику, Алексеев изобрел «игольчатый экран» — своеобразный способ оживлять картинки. Через вертикальную плоскость экрана проходят равномерно расположенные длинные и тонкие иглы, обращенные острием к объективу. Когда на иглы падает свет, на экран проецируются блики; меняя положение игл художник играет со светом и тенями, управляя полутонами по своему усмотрению.

При помощи своего игольчатого экрана Алексеев снял свои самые знаменитые ленты («Ночь на Лысой горе», 1933; «Нос», 1963; пролог и эпилог к фильму О. Уэллса «Процесс», 1962; «Картинки с выставки», 1972; «Три темы», 1980 и др.). Кроме того, он также использовал его в книжной графике, создав уникальные серии иллюстраций к романам «Братья Карамазовы» (1929, 100 литографий), «Анна Каренина» (1951-1957, 120 акватинт), «Доктор Живаго» (1959; 202 иллюстраций).

Ника Гольц «Трудус-трудум-труд»

В конце прошлого года в Арт-Волхонке вышло долгожданное переиздание сборника сказок французской писательницы Луды с иллюстрациями Ники Гольц — впервые он появился в 1964 году под названием «Трудус-трудум-труд».

Под псевдонимом Луды писала Людмила Шнитцер, родившаяся в польской семье в Берлине и переехавшая во Францию в возрасте восьми лет. Шнитцер много занималась пропагандированием русской культуры, много переводила, пересказывала сказки разных народов — совсем вот недавно, кстати, в Мелик-Пашаеве выходило переиздание индейских легенд в ее переложении, с красочными рисунками Давида Хайкина.

Robert McCloskey «Time of Wonder»

«На островах, протянувших свои скалистые берега над водами залива Пенобскот, можно следить за ходом времени — как бежит минута за минутой, час за часом, день за днем, сезон за сезоном. Наблюдать за тем, как выглядывает облако из-за кэмденских холмов, расположенных в тридцати милях от залива — как медленно оно растет и растет по мере своего приближения, как затемняет холмы своей тенью — и следом погружаются во тьму, один за другим, острова — Айлсборо, Понд, Хог, Западный Остров и Остров Двух Кустов, а также все небольшие островки между ними, — пока вы стоите в этой сгущающейся тени на своем острове в ожидании ливня. Дождь приближается… Теперь уже слышны миллионы маленьких всплесков в заливе… Можно уже увидеть капли на земле… На старых вековых камнях… На ягодах… На траве… А теперь задержите дыхание…»

Анатолий Иткин «Как запело дерево»

Истории, рассказанные выдающимися мастерами современной прозы, разнообразны и стилистически, и по жанру; объединяет их уважение и любовь к простым труженикам, в чьих руках даже умершее дерево обретает новую жизнь, у которых слабый всегда найдет помощь и защиту. Все эти сказки и рассказы как маленькие зеркальца отражают разные стороны жизни детей во Франции. И вы несомненно подружитесь с французскими детьми – героями книжки, потому что побываете у них в гостях в разных уголках Франции, посмотрите, как они живут, познакомитесь с их родителями, учителями, с их взрослыми друзьями и защитниками, с их любимыми зверями и птицами, с их играми и мечтами и даже войдете вместе с ними в сказку.

Lisbeth Zwerger «The nutcracker»

Самостоятельное издание «Щелкунчика» с иллюстрациями Цвергер вышло намного раньше, почти за тридцать лет до «Wonderment», и эта интерпретация популярной рождественской истории стала уже классической (для меня она стоит в одном ряду с рисунками Мориса Сендака, которые тот создал чуть ранее, в 1984-м). И да, они совсем другие… Нет здесь ни сендаковской нарочитой театрализованности, ни присущей сегодня Цвергер сюрреалистичности, тут совсем немного динамики, приглушенные цвета. Но мне эта книга кажется очень сказочной, рождественской и уютной, такой, которую хочется рассматривать долгими зимними вечерами, забравшись с ногами под одеяло.

Leonard Weisgard «The secret river»

«Secret river» с иллюстрациями великого Леонарда Вейсгарда впервые была опубликована в 1955 году, уже после смерти писательницы Марджори Киннан Ролингс. Это история девочки Кэлпурнии из бедной семьи. Во время Великой депрессии в ее деревне все голодают, отец не может поймать ни одной рыбы, чтобы прокормить семью. И Кэлпурния вместе со своим щенком отправляется на поиски таинственной реки, про которую ей рассказывала соседка. Река помогает девочке с уловом, но на обратном пути ей приходится отдать часть рыбы сове, медведю и пантере. Но когда она благополучно возвращается домой, еды все равно хватает на всех: и на семью Кэлпурнии, и на других жителей деревни.

Николай Купреянов «Сказка о Пете, толстом ребенке и о Симе, который тонкий»

В серии «Детям будущего», возвращающей читателям позабытые шедевры детской книги 20-30-х гг. прошлого века, появились очередные девять репринтов. Всё это – детские произведения Владимира Маяковского, выходившие в начале прошлого века. В издательстве их разделили на два набора: «Маяковский раз» и «Маяковский два». Во вторую коробку попали не самые популярные сегодня детские тексты поэта, в отличие от «Что ни страница, то слон, то львица» или «Эта книжечка моя про моря и про маяк», стихотворения «История Власа, лентяя и лоботряса», «Гуляем» и др. почти не встречаются в нынешних хрестоматиях советской детской поэзии. «Сказка о Пете, толстом ребенке и о Симе, который тонкий» из коробки «Маяковский два», репринт книги издательства «Московский рабочий» 1925 г., была первой детской книгой поэта.

Chris Van Allsburg «Сад Абдула Гасази»

Дебютная книжка «Сад Абдула Гасази» сделала художника Криса ван Олсбурга знаменитым: в 1980 он стал лауреатом Caldecotte Honor. История о мальчике Алане, который отправился гулять с собакой своей соседки мисс Хистер и попал в сад странного человека Абдулы Гасази, находится на грани реальности и вымысла. До самого последнего момента мальчик, как, впрочем, и читатель, верит, будто произошло волшебство. Всё дело в необычных подробных иллюстрациях Олсбурга.

Анатолий Кокорин «Золотой ключик, или приключения Буратино»

Алексей Николаевич Толстой (1882-1945) — один из крупнейших русских писателей, чрезвычайно разносторонний и талантливый мастер увлекательного повествования, написал в предисловии к своему «Буратино»:
«Когда я был маленький — очень, очень давно, — я читал одну книжку; она называлась «Пиноккио, или Похождения деревянной куклы» (деревянная кукла по-итальянски — буратино). Я часто рассказывал моим товарищам, девочкам и мальчикам, занимательные приключения Буратино. Но так как книжка потерялась, то я рассказывал каждый раз по-разному, выдумывал такие похождения, каких в книге совсем и не было. Теперь, через много-много лет, я припомнил моего старого друга Буратино и надумал рассказать вам, девочки и мальчики, необычайную историю про этого деревянного человечка».
Уже несколько поколений ребят в нашей стране познакомились с весёлым, простодушным и озорным Буратино благодаря чудесным иллюстрациям Анатолия Кокорина.