Детство – это не возраст, а состояние души

Я благодарен Господу за то, что стремление к идеалу, к лучшему — это у меня в характере. И студентам своим говорю: ну нельзя без конца гадать: браться за дело или нет, получится или не получится. Один из учеников классика книжной иллюстрации Евгения Адольфовича Кибрика однажды сказал своему педагогу: «Я хочу стать таким же мастером, как вы!» На что старый мастер ответил: «Не выйдет». «Почему же?» «Потому что в вашем возрасте я хотел стать, как Леонардо да Винчи». Вот почему, когда речь идет о выборе темы диплома, я так настаиваю, чтобы ребята брались за классику. Если что-то делать, то в полную меру того, на что ты способен.

Виктор Пивоваров «Мне было просто противно рисовать»

Находясь в Москве, я был подвержен ужасной неуверенности и робости. Я думаю, что и меня мои друзья воспринимали так, и я сам внутренне себя отождествлял с этим кругом. Выбрасывание из этого круга способствовало тому, что я оказался и физически, и психически, и культурно в одиночестве. И естественно, что те вещи, которые мне свойственны просто как человеку, отдельному психическому существу, проявились с гораздо большей остротой. Речь идет об этом пресловутом identity, идентичности, и она в одиночестве, в этом новом пространстве, получила возможность большего раскрытия.

Евгения Гапчинская: «Я мыслю этими человечками»

Счастье есть. Как известно, не может не есть, — а кроме того, как тоже давно известно, оно не в деньгах. Пытаясь как-то совместить два народных утверждения, многие теряют в процессе само счастье. Многие, но только не Евгения Гапчинская. Киевская художница сделала счастье своим брэндом, а себя называет «поставщиком счастья №1». Товар, согласитесь, абсолютно беспроигрышный. Картины Жени Гапчинской, жизнерадостные и светлые, населенные смешными и трогательными человечками, охотно приобретают и музеи, и частные лица — те, кто может позволить себе такое счастье.

В Париже я — на работе

После института я чувствовал, что ничего не понимаю в искусстве, ничего не умею. Мне нужно самому переучиваться, чтобы выучиться настоящему, серьезному искусству. На это переучивание ушло еще 5 лет. А для этого надо было не зависеть от государства, быть материально и духовно независимым. Значит, надо было искать возможность зарабатывать на жизнь не живописью. Я перепробовал разные способы. Самым лучшим для меня оказалось иллюстрирование детских книг. И вот мы вместе с Олегом Васильевым стали иллюстрировать детские книги и занимались этим 30 лет.

Интервью со Свеном Нурдквистом

Свен Нурдквист — автор книжной серии про деревенского старика Петсона и его кота Финдуса, по которым сходят с ума дети всего читающего мира. Свен — человек замкнутый и малообщительный, предпочитает сидеть дома, не любит путешествовать, старается не давать интервью, однако согласился ответить на вопросы участников проекта «Сноб».