Наталья Марковец «Как создаются детские книги»

О том, как создаются детские книжки и персонажи, о любимых книгах своего детства, о волшебных гномах и языке животных рассказали детские авторы издательства «КомпасГид» Катя Шумкова и Константин Потапов.

Катя Шумкова, автор и иллюстратор книги «Мастер на все лапы». М.: КомпасГид, 2012. Катя придумала великолепную собаку Мону, которая ищет свое место в жизни, слоняясь по Пёсвиллю и экспериментируя с разными специальностями: парикмахер, и повар, и даже воришка. Изрядно намаявшись, в итоге такса Мона нашла свое настоящее призвание.

Константин Потапов, автор и иллюстратор книги «Кукарека на конкурсе куриц». М.: КомпасГид, 2012. Не каждая курица поедет на международный конкурс красоты. Но Кукарека, конечно же, не из породы трусих. А без жизненных трудностей вкус победы не так сладок. Кукарека и ее хозяин Федор потерялись. И хоть горюющий владелец приложил немало усилий, чтобы отыскать нашу красотку, все они оказались тщетны, пока со сцены не раздалось громкое «кукареку».

– Расскажите про любимую книгу Вашего детства?

Катя: Книжка-малютка В. Бианки «Лис и мышонок» с иллюстрациями Юрия Васнецова и уютным незатейливым текстом. Наверное, такая книга была у каждого, моя до сих пор стоит у меня на полке.

Костя: У меня было много книжек в детстве, но мне больше нравилось кататься на велосипеде, лазить по деревьям и строить всякие шалаши. Позже, в школьное время, моей любимой книжкой стал энциклопедический словарь. А если серьезно, сейчас вспоминаю о трех книгах: «Джельсомино в Стране лжецов» Джанни Родари с иллюстрациями Льва Токмакова, «Приключения Петрушки» Маргариты Фадеевой и Анатолия Смирнова с иллюстрациями Леонида Владимирского и сборник стихов Владимира Маяковского «Детям» с иллюстрациями художника Ювеналия Коровина, кажется, именно она и стала одной из ступенек на пути к профессии книжного иллюстратора.

– А Ваш любимый сказочный персонаж?

Катя: В детстве почему-то нравился Трусливый Лев из «Волшебника страны Оз» Фрэнка Баума. Сейчас мне очень симпатичны собаки, и кроме Моны, наверняка, одна из будущих историй точно будет про мою собаку Сюзи. Впрочем, все животные необычайно выразительны. Для меня главным вдохновением всегда была и остается природа.

Костя: Даже не знаю. Мне как-то всегда нравились герои 2-го и 3-го плана. В том же «Джельсомино» много таких. Всегда интересно, как эти персонажи живут, как стали теми, кем стали. Всегда хочется про них знать больше, а в книгах про них очень мало сказано.

– В каком возрасте Вы поняли, что Ваша жизнь связана с искусством, как начали писать?

Катя: С детства не выпускала из рук карандаша и сочиняла истории. Правда, текст никогда не записывался ни мной, ни родителями. Это были истории в картинках, которые развивались вслед за рисованием.

Костя: Рисовал я всегда, кажется, первые сохранившиеся экземпляры датируются двухлетним возрастом. Но понял, что хочу стать художником в профессиональном смысле я достаточно поздно. Можно даже сказать — недавно.

– Расскажите о создании книги. Что первично: слово или иллюстрация?

Катя: Для начала работы, наверное, важна идея. Я записываю подробную историю, а потом уже начинаю рисовать. Но в книжке-картинке многое должно быть понятно без слов, поэтому в итоге текста становится меньше, его заменяют иллюстрации. История «Мастера на все лапы» необычна. Это был курсовой проект, нам нужно было придумать историю для книжки-картинки. Я стала мысленно перебирать близкие и интересные мне темы. Я очень люблю собак и мне всегда нравилось, что каждая порода так не похожа на другую. А таксы всегда казались особенными, но немного неуклюжими, неприкаянными. Я задумалась, в чем такса могла бы проявить себя и доказать, что она не хуже других. Это должно было быть что-то соответствующее маленькой и вытянутой собаке. Отсюда возникла идея с трубами, и маленькой длинной Моне суждено было стать именно трубочистом. Затем я стала сочинять дела для «успешных» собак и придумала для них свой городок. Так что вначале возникла история, а потом уже началась работа над иллюстрациями.

Костя: Первично не слово, а идея. А идея у меня рождается сразу и в словесной, и графической форме. Потом следует развитие истории в графическом виде. И уж в последний момент формируется все в словах. Так, например, я, общаясь со своими иностранными друзьями, заметил, что, изображая животных, они издают не те звуки, к которым я привык. Изображая собаку они говорили не «гав-гав», а корову, да-да находились и те, кто изображал корову, говорили не «му-му». Потихоньку я стал запоминать и записывать эти звукоподражания. Дальше больше, мне захотелось как-то это визуализировать. Так появилась Кукарека. Потом я подумал, где же может такое случиться, что курица столкнется с курицами из других стран. Конечно же, на конкурсе куриц. Мне нужен был международный конкурс куриц. И дальше все само собой сложилось.

– Ваш любимый детский иллюстратор? На кого Вам хотелось бы равняться и почему?

Катя: Таких много! И среди классиков, и среди современных художников. Первой вспомнилась Туве Янссон, ведь ей удалось создать самобытный мир, свою маленькую Вселенную, не похожую ни на что другое. Думаю, об этом мечтает каждый иллюстратор.

Костя: Я слежу за творчеством многих детских иллюстраторов, в большинстве западных. Я восхищаюсь Вольфом Эльбрухом (Wolf Erlbruch), очень люблю Анну Эрбо (Anna Herbauts), и хотя совсем про нее ничего не знаю, всегда покупаю ее книги. Очень нравится немецкий график Хенниг Вагенбрет (Henning Wagenbreth) и его эксперименты с пространством и формами. Из отечественных творцов очень люблю Льва Токмакова.

– Книга Вашей мечты? Что бы Вам хотелось проиллюстрировать?

Катя: «Ветер в Ивах» Кеннета Грэма. Это мечта еще с университета, и я обязательно воплощу ее в жизнь.

Костя: Я даже и не знаю. Мне хотелось бы пересмотреть классические сказки, братьев Гримм, например. Нарисовать их совсем по-новому. Я как-то готовил несколько иллюстраций для выставки, теперь хочется продолжить работу, доведя ее до готовой книги.

– Расскажите о своих планах? Ждать ли читателям продолжения приключений полюбившихся героев?

Катя: Очень хочу продолжить работу над авторскими книгами, уже есть задумки. Это будут новые истории и новые герои. Но, возможно, когда-нибудь появится персонаж, которому будет мало одной книжки. О своей любимой Сюзи я уже упоминала, но не исключено, что среди новых героев будет кто-то очень маленький и белый, кто-то полосатый и кто-то лохматый, но очень добрый. А еще мне хотелось бы создавать книги по папиным сказкам. Дело в том, мой папа — замечательный сказочник. И он никогда не читал нам с братом чужих историй, он просто брал и сочинял свои. Например, я очень любила сказку про разноцветных гномов, у каждого из которых было свое волшебство. Так Фиолетовый Гном был мастером по фейерверкам. Меня в детстве эти истории завораживали. Их я тоже когда-нибудь проиллюстрирую.

Костя: У полюбившихся героев все хорошо. Я их недавно навещал, они передают всем привет. А если серьезно. У меня была идея развить эту историю с «языками животных», материала накопилось много, а в книжке лишь малая часть. Может быть, как-нибудь история про потерявшуюся корову или путешествующую свинку появится. Еще о планах. Совсем недавно я закончил работу над «Чиполлино», и у меня там были воры. Если все персонажи в книге — это фрукты или овощи, то воры — это просто воры. И кстати, это были очень милые воры, а в книге они у меня встречаются только один раз. Так вот теперь мне хочется исправить эту несправедливость и посвятить им целую книгу. Только теперь персонаж будет не вором, а например, трубочистом. Или это будет семья трубочистов. Хочется создать, книгу о людях, которых мы не замечаем, которые тихо выполняют всю грязную работу для нашего комфорта.

– Ваш идеальный читатель: малыш или уверенно читающий школьник?

Катя: Сейчас, наверное, малыш. Читающему школьнику нужны истории сложнее, а маленький ребенок – он, скорее, зритель, чем читатель. Стало быть ярко иллюстрированные книжки ему в самый раз.

Костя: Мой идеальный читатель — моя дочка. Но все-таки я в первую очередь художник, и я ориентируюсь скорее на зрителя, а не читателя. А мой зритель может быть от 3 до 93 лет.

– Как помочь ребенку полюбить книгу? Есть ли, по Вашему мнению, универсальный рецепт?

Катя: Я сама пока что нахожусь в поиске ответа на этот вопрос. Думаю, важно многое. Например, персонаж, которого ребенок полюбит и за которого будет переживать. И общая атмосфера книги, которую ребенок не объяснит словами, но, наверняка, почувствует. И если она ему приглянется, то это будет маленькая победа иллюстратора.

Костя: Ну, наверное, чтобы любить книги, в первую очередь, надо чтобы они, книги, были. И чем больше, тем лучше. И еще читать самому. Дети любят быть похожими на взрослых.

– У Марселя Пруста в его опроснике есть вопрос: если не собой, то кем Вам хотелось бы быть?

Катя: Думаю, режиссером. Уолтом Диснеем или Жоржем Мельесом.

Костя: Я об этом никогда не думал. Кем? Каким персонажем? Я хотел бы быть ремесленником, работать с деревом, но я всегда могу взять и начать это делать. Я хотел бы учить детей, но я могу этим заняться, стоит только действительно этого захотеть. В своей жизни я уже был инженером, музыкантом, продавцом, дизайнером, менеджером и даже охранником, но при этом оставался тем, кем являюсь теперь. Если говорить о персонаже сказочном, то я бы с удовольствием стал собакой, но мне повезло, что я стал собой, потому что у собак в жизни гораздо больше проблем.

***

Всем поклонникам книг Кати и Константина! Автограф-сессия Екатерины Шумковой и Константина Потапова состоится 6 сентября в рамках Московской международной книжной выставки-ярмарки. С 13 до 15 часов в 75-м павильоне ВВЦ у стенда В 48 (зал А). Книги можно приобрести на месте, либо подписать принесенные из дома.

источник

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.