Tom Pohrt «Crow and Weasel»

В 1990 году Порт и Барри Лопес, писатель, известный своими книгами по естествознанию и окружающей среде, предназначенными для взрослой аудитории, выпустили совместную детскую историю «Crow and Weasel»; работа над книгой продолжалась почти десять лет. После выхода книги, Порт задумался о том, чтобы полностью посвятить себя иллюстрированию.

Kevin Henkes «Большой медведь»

Большой старый медведь спит и видит сны, в них он возвращается в собственное детство и впервые исследует этот мир. Прежде чем он проснется и с радостью обнаружит, что явь ничем не хуже сновидений, медвежонок встретит все четыре сезона во всем их великолепии.

Карина Кино «Большая книга зверей»

Смерть Михаила Яснова — одна из самых больших потерь этого года. В память о любимом детском поэте издательство выпустило сборник ставших уже классическими детских стихов с солнечными фактурными иллюстрациями Карины Кино и небольшим посланием от автора к маленькому читателю.

Фёдор Лемкуль «В медвежачий час»

В книге четыре цикла маленьких неторопливых историй, начинается повествование с дневника двухмесячного медвежонка, открывающего для себя удивительный мир, а заканчивается лиричной притчей о призрачной стране детства.

Вера Павлова «Посолонь»

Собранные и пересказанные Ремизовым сказки и легенды погружают в совершенно особенный нереальный, но при том очень живой мир. С одной стороны, это аутентичные полузабытые мифологические славянские образы, поражающие своим разнообразием, красочно и богато описанные. С другой — картина жизни самих людей, создавших эти легенды и сказы, ожививших их в своих обычаях и обрядах.

Марианна Дюбюк «Автобус»

Историю о том, что первая самостоятельная поездка на автобусе может стать по-настоящему захватывающим приключением, придумала канадка Марианна Дюбюк — и сопроводила свою современную версию «Красной шапочки» элегантными карандашными рисунками.

Виктор Чижиков «Винни Пух и все-все-все»

Однажды один маленький мальчик спросил художника, почему его медвежонок совершенно не похож на персонажа популярного мультфильма. «Это был непростой вопрос, — признавался Чижиков, — Я постарался объяснить, что каждый художник придумывает своего героя книги и копировать чужие образы, во-первых, неинтересно, а, во-вторых, просто нельзя этого делать по этическим и юридическим соображениям.

Да, мультфильм сразу завоёвывает многомиллионную аудиторию, особенно если он создан талантливыми людьми. Режиссёр, художник, композитор, оператор, армия мультипликаторов — каждый вносит свою выдумку, своё настроение. В книге на читателя работают только автор, художник и типография. Всё. Тираж не больше ста тысяч, поэтому охват населения намного меньше, чем у мультика. Кроме того, чтение — это активный труд, не всякому под силу».

Sophie Blackall «Missed Connections: Love, Lost & Found»

Софи собрала целую коллекцию иллюстрированных нереализованных историй любви, в каждой из которой слышен перманентно возникающий у любого человека вопрос – а что если бы в какой-то поворотный момент жизни мы сделали иной выбор, вышли в другую дверь. Читателю достается роль восторженного (или тоскующего) вуайериста, подглядывающего за чужими грезами. «Потерянные связи» словно обнажают потерянных в этом хаотичном городе людей, без устали выискивающих в мелькающих тенях знаки судьбы и готовых доверить свои мечты незнакомцу, случайно оказавшемуся поблизости.

Никита Чарушин «С севера на юг»

От этих иллюстраций веет какой-то абсолютной свободой — свободой творчества, свободой восприятия. И, конечно, невероятное мастерство художника. Почти каждая иллюстрация кажется мне шедевром. Все эти небрежные четкие линии, точные штрихи, тонко подобранные цвета, нерушимая композиция — отсылают своей безупречностью к японскому искусству. И не только графическому искусству. Каждый рисунок — как небольшое стихотворение, коротенькое хайку, застывший момент времени.